Китай глазами казахстанца. в блоге путешественника Дмитрий.

Китай глазами казахстанца.

Дмитрий. аватар

 

         Вообще забавное ощущение: из промозглой казахстанской осени, с подмерзающими уже водоемами, облетевшими деревьями и высушенной за лето желтой пустынной степи переместиться сразу в тропики. Слово «сразу», впрочем, здесь не особенно подходит. Сначала все-таки были почти восемь часов достаточно утомительного перелета на большущем «Боинге» авиакомпании Skyline из аэропорта Астаны (в нынешнем году стал называться аэропорт Нурсултан Назарбаев) в аэропорт Феникс города Санья, который расположен на самом юге китайского острова Хайнань.  

        Остров этот своеобразный. Северная его часть, со столицей Хайкоу, лежит в субтропическом поясе, а южная, где  находится Санья – уже тропики. Поэтому юг острова называют иногда Восточные Гавайи. На Гавайских островах я не удосужился побывать (надеюсь, это еще впереди), сравнить пока не с чем. Но Восточные Гавайи, безусловно, впечатляют. Начиная прямо с аэропорта, над зданием которого в виде весьма нестандартных декоративных элементов возвышаются два ананаса. Потом, поближе познакомившись с южным побережьем Хайнаня, понимаешь, что «воздушные ворота» сюда оформлены, что называется, со смыслом.  

          Разной тропической снедью, начиная от манго (родиной данного фрукта остров, говорят, и является) и кончая четырьмя сортами бананов и теми же самыми ананасами, здесь переполнены все прилавки. Названия многих местных плодов, правда, труднопроизносимы и абсолютно не поддаются запоминанию. Но более примечательным является несоответствие вкусовых ощущений с тем, что ты пробуешь. Симбиоз, допустим, клубники, груши и тыквы в одном, крепко смахивающем на большую сибирскую шишку, плоде через определенное количество времени перестает удивлять. Одно слово – тропики…

          У острова интересная история. В стародавние времена был он своего рода ОМСКом. Нет-нет, без всяких параллелей с нашим северным городом-соседом, название которого некоторые злые языки так и расшифровывают: Отдаленное Место Ссылки Каторжан. Злым языкам не поверим. Омск, безусловно – супер-пупер-город, куда всегда стремились переместиться на ПМЖ многие павлодарцы. Одна там, как известно, малюсенькая проблема – «убитые» дороги, знаменитые на всю Россию...  

         А вот Хайнань как раз был конкретным местом ссылки провинившихся китайских граждан. В основном, высокопоставленных: чиновников то бишь. Простолюдинов наказывали в те времена внятно и доходчиво, делая им «секир-башка». На что китайцы и сейчас большие мастера. Официально – для мира, чтобы не шокировать так называемые «цивилизованные страны» – казнят они около пяти тысяч человек в год. Неофициально, по некоторым данным, более двадцати пяти тысяч. Тем самым, между прочим, решили в стране многие серьезные проблемы. Например, коррупционные. Сам я, конечно, экспериментировать не стал, но мне говорили живущие там люди, что лучше даже не пытаться давать взятку, допустим, полицейскому. Дело однозначно закончится тюрьмой. Нет, коррупция «на самом верху», естественно, не искоренена до конца. Такова уж человеческая природа - иначе кого они тогда регулярно отстреливают? Но там и ставки в игре другие. Оправдывающие, в какой-то мере, смертельный риск. Внизу же, на уровне простых граждан, коррупции как таковой практически нет. Жизнь дороже.

          Так вот, на Хайнань чиновников ссылали в свое время в виде наказания. Чтобы влачили они там, на «краю мира», жалкое существование и старательно думали о своем нехорошем поведении. Однако через какое-то время стала наблюдаться весьма странная картина. Правитель, который отправлял преступника в ссылку, уже давно отправился в мир иной. А наказанный преступник не только жив и здоров, но и щечки, понимаешь, наел. И вообще отличается отменным здоровьем. Да и загар на загляденье!

          В общем, пришлось переиграть. Теперь остров стал местом отдыха всех китайцев (и не только), а также весьма престижным для жизни местом. Соответственно, очень дорогим. Кое-где – например, на насыпном острове Феникс – стоимость апартаментов в новых жилых комплексах порядка 15000 долларов за квадратный метр. Строятся сейчас в Санье в массовом порядке и семизвездочные (!) отели.

           Наш отель Сити Линк, впрочем, и половины этих самых «звезд» не добрал. Хотя, может, это кого-то и напрягало, но лично мне «удобств» вполне хватило. Пожалуй, за исключением одной лишь детали, совсем не лишней в тропическом климате. Холодильник имею в виду. Не было его в номере с самого начала. И не появился он (даже несмотря на многочисленные обещания нашего куратора китайца Валеры) до самого конца пребывания. Ну и ладно. Кондиционер зато работал на пять с плюсом; даже приходилось выключать время от времени – чтобы не простудиться.

          Понимаю, что подобные «детальки» могут плохо повлиять на психику чрезмерно разбалованного туриста. И недовольные комментарии приходилось слышать в аэропорту на обратном пути с острова. Но не стоит забывать, что некоторым нашим гражданам не нравится слишком уж многое в этом мире. Вот не всегда прогибается он (мир) под постоянно растущие наши требования, хоть ты тресни! И сам этот факт уже повод для недовольства…

           В моем случае вышло так, что ровно через три дня после возвращения с Хайнаня я отправился в другое путешествие. На «классической» грузовой тентованной Газели вдвоем с товарищем мы пересекли весь Казахстан с севера на юг и обратно, накатав в общей сложности 3700 километров. К слову, опять довелось побывать на пограничьи - теперь уже с северным Китаем, в районе Чарынского каньона, который расположен на юго-востоке Алматинской области. В этой ноябрьской поездке в полной мере удалось вкусить прелести нашего ненавязчивого придорожного мотельного сервиса (холодновато уже было ночевать в кузове, что мы обычно практикуем летом). С некоторой тоской вспоминал я тогда уютный номер в китайской гостинице, который покинул совсем недавно. Где каждый день менялось постельное белье и полотенца в душе, выставлялись бутылки с питьевой водой (бесплатно), где всегда имелись под рукой мыло и туалетная бумага…

          Одну примечательную деталь в отеле Сити Линк я, наверное, вообще никогда не забуду. Это почти прозрачная стеклянная стенка между собственно номером и душевой плюс туалетной (совмещенной) комнатой. В двухместном номере. Прямо с широченной кровати, размером с добротную лужайку, можно при желании наблюдать за всем, что происходит за этой символической перегородкой. По-моему, на такое способны только китайцы…

               

           Сам же город Санья производит исключительно приятное впечатление своей чистотой и ухоженностью. Можно целый день бродить по улицам и, придя в отель, не принести в свою комнату дорожной грязи. Потому как ее просто негде собрать на обувь. Практически каждый квадратный сантиметр почвы спрятан под асфальтом, плиткой или деревянным настилом. В этом смысле все чрезвычайно продумано - несмотря на то, что тропическая буйная растительность окружает тебя везде и постоянно. Что называется, лезет из всех щелей. Но там, где хотя бы теоретически могут пройти люди, уже проложена соответственно оборудованная дорожка.

           Идеальной организацией в этом смысле отличаются места общественные, например, парки. Расположенные, кстати, на очень пересеченной местности – на склонах и вершинах довольно высоких гор. По пешеходным дорожкам тут можно проследовать во всех направлениях, и выполнены они с удивительной старательностью из тщательно отобранной крупной плоской гальки, залитой в бетон. Весьма эстетично и функционально. Отлично оборудованные смотровые площадки притягивают не только великолепными видами на город и окрестности, но и своим «интерьером»: мимо, как говорится, не пройдешь. Везде устроены удобные скамейки и столики для отдыха, в том числе из резного камня. А урны и очень чистые бесплатные туалеты (где в обязательном порядке имеется туалетная бумага и мыло) здесь на каждом шагу, в том числе в самом городе.

            Вообще, по слухам, Санью китайцы решили сделать «на зависть всем народам», что-то вроде второго Дубая. Или даже круче. И целенаправленно идут к этой цели. Насыпной элитный остров с небоскребами (Феникс, о котором я упоминал; так же называется и аэропорт в Санье) у них уже есть. Впечатляет. Но внимание привлекают методы и масштабы «перестройки». Высокими сплошными заборами обносят сразу целый городской квартал, и там происходит сначала тотальное разрушение, а потом столь же тотальная застройка новыми современными высокоэтажными зданиями. Причем все возводящиеся здания сверху донизу в обязательном порядке обтянуты специальной сеткой зеленого цвета – чтобы строительный мусор не разносился за пределы стройплощадки. Экологические штрафы здесь настолько велики, что нарываться на них крупным бизнесменам категорически не хочется.

                

              Признаюсь, мечталось мне поездить по Хайнаню самостоятельно, скажем, на арендованной машине. Но от этой идеи пришлось отказаться. В первый же день, поглядев на дорожное движение в городе, почувствовал я легкое головокружение. Бесконечным потоком транспорта на дорогах нас, конечно же, уже не удивишь. Но невероятное количество мотоциклов и скутеров, носящихся по всем направлениям (такое впечатление, без всяких правил) просто ошеломляет. Водители, часто с детьми, а то и сразу трое взрослых на одной двухколесной машине, сбиваются на перекрестках в огромные стаи. И потом, как быстроходные железные жуки, разлетаются с жужжанием по всем направлениям. Аж в глазах рябит! Только успевай уворачиваться – потому как зарулить на тротуар для них совершенно обычное дело. Кое-где имеются специальные дорожки для двухколесного транспорта, но «потолкаться» среди пешеходов для многих водителей святое дело. Ладно еще мотоциклы, их хотя бы слышно! Но практически бесшумные скутеры с жизнерадостной командой китайцев, на приличной скорости возникающие прямо за твоей спиной, заставляют быть постоянно начеку и серьезно опасаться за свое здоровье.

           Пару аварий на дорогах пришлось наблюдать, что называется, воочию. В одном случае мотоциклиста сбила машина, в другом скутер по каким-то причинам завалился набок прямо на проезжей части. При этом «наездник» имел при себе двух малолетних детей, спереди и сзади – естественно, без всяких защитных средств. Один из малышей, видно было даже на расстоянии, крепко приложился к асфальту. Я наблюдал эту сцену из окна городского автобуса, и чем там закончилось дело уже не увидел. Какой-то проходивший мимо человек стал помогать водителю поднять скутер и скрыл от меня последствия аварии…

            Ярко представил сценку: не дай бог, пожалуй, в этот водительский беспредел погрузить наших бравых гаишников! Ведь умом тронутся, бедняги! Подавляющее большинство моторизованных граждан в Китае ездит вообще без всяких защитных шлемов и даже очков. На двухколесных средствах передвижения можно увидеть множество женщин в развевающихся платьях, с вцепившимися в них и спереди, и сзади детьми. Или еще так – малолетний ребенок помещается у мамочки за спиной в рюкзаке: только непокрытая голова торчит наружу. Все это пыхтящее месиво частенько сигналит, выкатывает при любом удобном случае на тротуары, и ни за что не пропустит человека, переходящего дорогу. Даже по пешеходному переходу!

           Поэтому пересечение проезжей части на улицах города – своего рода экстрим. Довольно опасное мероприятие, особенно в первые дни пребывания. Со временем как-то приноравливаешься выискивать окна в потоке транспорта и с упорством начинаешь ввинчиваться (иначе не скажешь) в железный поток. Потому как стоять на тротуаре, даже перед «зеброй», и ждать, что тебе уступят дорогу – абсолютно безнадежное занятие. 

           Справедливости ради нужно отметить, что китайские власти пытаются бороться с дорожным хаосом. Китайцы в целом ведь не так давно в массовом порядке обзавелись транспортными средствами, и пока их поведение на дорогах напоминает поведение обезьян, дорвавшихся до дорогостоящих железных игрушек. Это не мое определение, а слова одного из наших гидов, казахстанца, уже давно живущего в Китае. Он водил здесь и мотоцикл, и скутер, и полноценное авто. Сейчас предпочитает передвигаться пешком или на общественном транспорте. Невыгодное оказалось дело, на его взгляд. Скутер у него, как у иностранца, пару раз отбирала полиция – до выяснения. Процедура, скажем так, волокитная. А автомобильные штрафы кусаются. Максимальный, который ему пришлось как-то заплатить – 5000 юаней (один юань на момент моего пребывания в Китае стоил 52 тенге). Однокомнатную квартиру, для сравнения, можно снять на месяц за сумму в 2-3 тысячи юаней.

           Вообще же, по его словам, в аварии здесь попадать крайне не рекомендуется, особенно иностранцам. По китайским законам, если ты (не дай бог!) сбил пешехода -  будешь обязан содержать его до конца жизни. Потому и под машину лучше тоже не попадать. По тебе, верней всего, предпочтут проехать еще разок, чтобы «завершить дело». Исходя из простой логики: нет человека – нет проблемы. Так гораздо выгоднее с «экономической» точки зрения. Отсидел положенный срок и свободен. Чем, допустим, кормить тебя-инвалида до конца дней. Сразу скажу: за справедливость последнего утверждения не ручаюсь. Как говорится, за что купил, за то продаю. В Китае ведь живу не я, а наш переводчик, который озвучил данную информацию. Впрочем, он производил впечатление серьезного и знающего парня.

           Взаимоотношения водителей с дорожной полицией я наблюдал, кстати говоря, собственными глазами. Нарушивший что-то водитель, когда к нему приблизился полицейский, безропотно выслушал его тираду, молча вышел из машины и пересел на заднее сиденье. На его место устроился полицейский, и они тут же уехали. Второй полицейский на мотоцикле остался дальше патрулировать перекресток. С полицией здесь, по всему видно, не шутят. Стоит еще упомянуть наличие огромного количества видеокамер на всех улицах, постоянно сверкающих фотовспышками. И стационарных постов дорожной полиции практически на каждом большом перекрестке.

          Так что китайское правительство порядок на дорогах рано или поздно обязательно наведет. По всему видно. Дело времени. Но пока за руль там, право дело, как-то совсем не тянет…

           Да и вообще чрезвычайно интересно потусоваться «на своих двоих» не только в центре города, где туристов европейского облика встретишь едва ли не на каждом шагу, а именно в глубине китайских кварталов. Куда на машине не особенно заедешь. Чем дальше отдаляешься от центральных улиц и углубляешься в переулки, тем они становятся все уже. Извилистость их также повышается, как и перепады высот; дорога ведет то вверх, то вниз. На мотороллере здесь кататься милое дело, и снуют они вокруг постоянно. Китайское окружение ведет себя вполне доброжелательно, чрезмерный интерес к иностранцам не проявляет. Но именно здесь начинаешь понимать, что имел в виду Задорнов, когда говорил о «немцах», то есть «немых», не говорящих. В своей массе не знают китайцы ни русского языка, ни английского. А говорят исключительно на своем. Причем, нужно отметить, совсем недавно жители южных провинций Китая почти не понимали северян: очень разные диалекты. Над этим правительство у них тоже работает, сейчас языковые отличия стараются снивелировать. Поэтому активно внедряется в обиход и в систему образования общеупотребительный мандаринский диалект, понятный для всех регионов.

           Но если ты с китайским языком не дружишь, то «внутри» китайской жизни ты безнадежно нем. Объясниться можно в магазинах, в торговых центрах – там на помощь придут калькулятор и жестикуляция. Кое-кто из торгашей в районах типа Дадунхая (одна из самых популярных «туристических» бухт в городе) более-менее сносно говорит по-русски и понимает английский. Правда, приходится прикладывать определенные усилия, чтобы идентифицировать некоторые «китайские русские» слова. Акцент и произношение при этом такие, что уши вянут. Да и просто бывает смешно – вспомните, как «настоящие» китайцы разговаривают по-русски в наших фильмах. Вот-вот, эффект чрезвычайно забавный. Но так же смешно, конечно же, китайцам, когда мы произносим их имена. Я пробовал, когда мы только познакомились с нашим переводчиком Валерой. Раза с пятого у меня что-то получилось. Но иллюзий не питаю. Я видел лицо сидящего напротив меня «Валеры», китайское имя которого пытался воспроизвести. Поэтому абсолютно все китайцы, контактирующие с русскоязычными туристами, берут себе русские имена: Антон, Саша, Валера, Петя…

          Однако стоит свернуть с центральной улицы и забрести в китайскую «глубинку» - и ты немедленно превращаешься в законченного «немца». Не понимают ни тебя, ни ты. Ну совсем! Выручает разве что язык пантомимы. Но сколько не махай руками и не корчи разные гримасы – что характерно для многих наших туристов - выразить более-менее сложные понятия (например, о чем-то насущном спросить) все равно не удастся. В результате ты расходишься с «собеседником» с милой улыбкой на лице, на самом деле так ни черта и не поняв. После пары-другой попыток эксперименты подобного рода пришлось прекратить.

          А поинтересоваться некоторыми деталями порой не мешало бы. В первую очередь это касается пищи. То, что едят китайцы, иногда пугает. Какие-то волосатые ноги с когтями на прилавках (лапы птеродактиля?) или что-то наподобие больших жирных червяков с маленькими ножками аппетита, понятное дело, вообще не вызывают. Лично я, скажем, и не пытался «освоить новые вкусы». Может, для кого-то это интересно и познавательно, но я, знаете ли, не гурман. Первые пару дней мы еще дожевывали то, что оказалось в наших сумках и было привезено из Казахстана, но начиная с третьего дня волей-неволей пришлось переходить на местную снедь. Скажу сразу – все большей частью вполне съедобно. Но весьма необычно! Во-первых, опять же присутствует конкретный диссонанс вкуса и внешнего вида. То, что в нашем понимании должно быть холодным – салат, например – у китайцев запросто может оказаться горячим. Идентифицировать некоторые блюда, которые ты употребляешь, не представляется возможным. Вот здесь что-то похожее на мясо – а на самом деле грибы. Вот вроде рыба – а на самом деле водоросли. Здесь салат из ананаса под белым соусом, но так похожий на нашу белокочанную капусту со сметаной. А тут, оказывается, баклажаны с какой-то приправой - а я-то думал… Но «думать» в данном случае бесполезно. И спросить невозможно. Кое-что нужно брать в рот максимально осторожно еще и потому, что большинство блюд у китайцев очень острые. Я спокойно употребляю дома достаточно острую пищу, но в Китае некоторые блюда оставили после себя стойкое впечатление, что горло и желудок обработали из армейского огнемета…

           Эти нюансы, связанные с питанием, в Санье, впрочем, уже учтены. В Дадунхае, в бухте Ялунвань, на центральных улицах в районе Санья бэй (то есть там, где в основном и бродят туристы) немало ресторанов с кухней, адаптированной под европейский желудок. Но если ты решил свернуть с проторенных маршрутов – будь готов к неожиданностям по части еды. И гляди в оба – то, что ты сейчас съешь, может оказаться совсем не тем, о чем ты подумал…

           В номере нашего отеля, нужно отметить, было все необходимое, чтобы наскоро перекусить в обед или вечером: прилично оборудованный «чайный уголок» с электрочайником и необходимым набором посуды. Не хочешь питаться на улице – есть возможность, по крайней мере, почаевничать. По большому счету, столкнуться пришлось только с одной проблемой по части еды – полным отсутствием хлеба в окружающем мире. Впоследствии в китайских закоулках нам удалось-таки набрести на маленькую булочную. Где на витрине на самом видном месте красовалась белая буханка почти привычного для нас вида. Правда, в единственном экземпляре и вся какая-то «морщинистая», как лицо команданте Фиделя Кастро в последние годы жизни. Естественно, она была тут же приобретена (за 4 юаня, если не изменяет память).

           Можно представить наше разочарование, когда хлеб оказался сладким! Ну примерно как булочка с повидлом из школьной столовой… Для полноты картины следует добавить, что и большенькая такая «баночка шпрот», приобретенная в тот же вечер в супермаркете для позднего перекуса в отеле (все надписи на банке, естественно, по-китайски), оказалась начиненной вовсе не шпротами. А двумя громадными кусками какой-то чрезвычайно сухой рыбы, практически без масла. Было стойкое впечатление, что жуешь вместо рыбы деревяшку…

           Уже в последний вечер пребывания на Хайнане, во время прогулки, совсем недалеко от нашего отеля мы вдруг обнаружили нечто наподобие пекарни. Где ассортимент хлебобулочных изделий был довольно широк. Однако проблема, что называется, отпала уже сама собой – утром мы улетали. Поэтому о вкусе данных «хлебов» сказать ничего не могу. Мы полюбовались на них с улицы через стеклянную витрину. Среди посетителей, тем не менее, наличествовали покупатели самого что ни на есть европейского обличья. Затаривались, по-моему, не по-детски. По всему видно, соскучились по привычной пище. Вот любопытно – ждало их в результате разочарование, как нас, или нет?

           С интересом смотрел я по вечерам в номере китайское телевидение. Китайцы уже подсуетились и один канал запущен у них на русском языке, передачи идут либо в синхронном переводе, либо с подстрочником. Уровень подачи материала очень высокий: и по части съемок, и что касается редакторской работы. Постоянно транслируются очень интересные познавательные фильмы про Китай: о провинциях, культуре, обычаях, животном мире, о местной пище и способах ее приготовления. Очень много сюжетов про простых людей - о «людях труда», как сказали бы в советское время.  И совсем отсутствует «чернуха»: ментов, убийств, ограблений, сцен жестокости по китайскому ТВ не увидел ни разу…      

           Вообще стилистика китайских каналов здорово напоминает времена СССР. Мы прибыли в Китай как раз когда в Пекине проходил XIX съезд КПК. Ну прям до боли знакомые кумачовые интерьеры и пространные монологи с трибун, прерываемые «продолжительными аплодисментами»! Речи главных «партайгеноссе» транслировались в переводе по несколько часов кряду. Я тоже их послушал – понятное дело, фрагментарно. Не за этим же, в конце концов, сюда приехал.

           И обратил внимание на очередной китайский диссонанс, здорово выносящий мозг: лозунги-то сплошь коммунистические, местами как будто списанные с передовиц пресловутой советской газеты «Правда». А выйдешь на улицу – да кругом в Китае процветает самый махровый капитализм, с частной торговлей и свободным предпринимательством на каждом шагу! Все то, что не так давно активно преследовалось у нас в стране (никогда не забуду, как милиция постоянно гоняла бабушек-торговок с улицы рядом с моим старым домом в Павлодаре!), является абсолютно естественным в Китае.

          В самом деле, человек может быть свободен только в том случае, если он экономически независим. Но советское государство (социалистическое, как мы помним), подгребая под свой контроль все средства производства, делало своих граждан зависимыми, то есть лишало их свободы. А если у миллионов людей отнять право самим решать, что, когда и в каких количествах производить, то эти вопросы нужно будет решать на государственном уровне. В этом случае происходит чудовищная концентрация власти в руках тех, кто государством управляет.

           Не знаю уж, как китайцам удалось сохранить баланс между, так сказать, теорией и практикой, но впечатляющие результаты налицо. Теоретики у них сыплют коммунистическими лозунгами с трибун. А улица, образно выражаясь, живет по своим законам. Абсолютно адекватным, но, увы, капиталистическим. И все довольны. Это типа как НЭП (Новая Экономическая Политика) в ранней, еще ленинской Стране советов. Естественно, ничего нового в НЭПе не было, а был объективный откат к капитализму – когда элементарной еды в государстве победившего пролетариата совсем не стало. Довольно быстро удалось тогда решить главный, продовольственный, вопрос. Но при этом, ясен пень, появились и очень богатые люди – предприниматели, нэпманы. Они, так или иначе, помогли большевикам перевести дух, а когда те окрепли, то к концу 20-х годов прошлого века свернули всем нэпманам шеи. В коммунизм нэпманов, как и чрезмерно трудолюбивых «кулаков», было вести решительно несподручно…

            Получается, если запретить частный бизнес, то единственным работодателем становится государство. И тогда наступает чудовищный произвол представителей государства, то есть бюрократов. В итоге люди бегут из такого государства, а государство вынуждено закрывать свои границы, чтобы народишко не разбегался. Вот вам и предпосылки «железного занавеса». Весь вопрос только в том, с какой стороны его «опускают». Нам вообще-то всегда рассказывали, что делают это проклятые капиталисты. Но вот вопрос: а им, собственно, зачем?

           В Китае я крепко задумался над такой параллелью. Есть, допустим, Корея северная и Корея южная. Южная Корея, как все мы знаем, делает неплохие автомобили, выпускает отличную бытовую технику и торгует со всем миром – ей есть что предложить другим странам. Северная же Корея производит ракеты и атомные бомбы, но накормить досыта свой народ так никогда и не смогла. Всю жизнь люди из Северной Кореи пытались и пытаются сбежать в Южную. Помните последний случай с северокорейским пограничником, которому выстрелили в спину? Этот сюжет показывали по нашему телевидению. А о скольких подобных мы никогда не узнаем?

           Так бывает, когда догма и личные шкурные интересы вождей (которые всегда и везде УЖЕ живут при коммунизме) довлеют над элементарным здравым смыслом. Снимаю шляпу перед китайцами, которые, при соблюдении внешнего коммунистического антуража, коренным образом поменяли свою внутреннюю политику. Говоря конкретнее: взяли из своего коммунистического прошлого только лучшее и, не меняя вывеску, отправились совсем другим путем. Произойди подобные изменения вовремя в СССР, не стали бы мы свидетелями распада страны в 1991 году…

           А для политика, чего уж там, главная радость и смысл жизни -  почесать языки об умы своих сограждан, поделиться во всеуслышание своими завиральными (или не очень) идеями. Да пусть говорят, лишь бы жить и работать не мешали!

           Положа руку на сердце – кто помнит, каков там основной принцип коммунизма? Так и быть, напомню: «От каждого по способностям, каждому – ПО ПОТРЕБНОСТЯМ». Кто-нибудь когда-нибудь верил, что этот замечательный принцип вообще осуществим в реальной жизни?!!

           Эх, никто так и не удосужился провести эксперимент. И удовлетворить для начала потребности ТОЛЬКО ОДНОГО отдельно взятого человека. Например, меня. О, мои потребности воистину безграничны! Начнем с того, что я хотел бы иметь собственную резиденцию на Хайнане, в Санье. Где-нибудь в бухте Ялунвань. Чтобы иметь возможность регулярно летать туда зимой. И аккурат на Новый год купаться в теплом и очень соленом Южно-Китайском море…

          К слову, о море. Купаться в Санье действительно можно круглый год. Место для пляжного отдыха идеальное. Любителей подобного времяпровождения быстро отличаешь по сверхмощному загару, который достигается буквально за несколько дней. Главное тут – сразу же не сгореть. Тропическое солнце весьма коварно. Даже если оно скрыто в специфической дымке (видимо, связанной с активными испарениями из-за высокой влажности воздуха), то нужно быть начеку. Загар и в этих условиях ложится очень быстро, и важно не перележать на пляже. Забывчивые или сладко уснувшие на песочке граждане потом щеголяют в совсем несимпатичных пятнах от солнечных ожогов. Их почему-то везде непреодолимо тянет скатывать пальцами в комочки свою сгоревшую кожу. Сидит такой горемыка где-нибудь на ресепшн в ожидании, допустим, экскурсии и катает, катает. Переживает, видимо – кругом столько солнца, а ему теперь уже не «выйти из сумрака» до самого отъезда…

          Хотя помимо пляжа на Хайнане столько интересного! Не буду подробно описывать поездку на Остров обезьян или на термальные источники. И то, и другое заслуживает внимания, но при желании можно найти в интернете отчеты других туристов именно об этих местах. Остановлюсь лишь вкратце, чтобы стали понятны некоторые нюансы.

          Остров обезьян (на самом деле полуостров), к которому ведет канатная дорога приличной протяженности – место, бесспорно, очень фактурное. Такого количества обезьян одновременно не увидишь, пожалуй, больше нигде. Интересно там будет и взрослым, и детям. От Саньи до него нужно ехать километров 80 на восток. Но это и в самом деле одна из главных достопримечательностей Хайнаня. Природный заповедник, созданный в 1965 году, теперь является научно-исследовательским центром и крупнейшим парком в Китае, где ученые изучают жизнь и повадки обезьян, обитающих в своей естественной среде. В заповеднике сейчас проживает более двух тысяч макак. Для туристов дрессированные обезьяны показывают представления, так называемые «манки-шоу», которые включены в стоимость билетов. Есть тут бассейны для обезьян и маленькие шезлонги, в которых они играют. И есть обезьянья тюрьма, где животные оказываются за конкретные правонарушения. Тем, кто собирается сюда на экскурсию, рекомендуют снять яркие украшения, шейные платочки и вообще одеваться не слишком броско, а также крепко держать в руках телефон или фотоаппарат. Предупреждают, что брать с собой еду и воду в бутылках нежелательно, так как обезьяны все это воруют из сумок и потом, устроившись поблизости на деревьях, начинают забавно поглощать свою добычу. Хочешь перекусить, выпить воды или просто покормить обезьянок с рук – иди в клетку сам. Есть там такие специальные округлые зеленые клетки именно для людей, запирающиеся изнутри. Иначе рискуешь нарваться на откровенный грабеж или конкретную агрессию. Одна из обезьян укусила меня чуть ниже локтя за то, что я не дал ей вторую конфету (одной показалось мало).  В парке есть специальный служащий, который тут же обрабатывает места подобных укусов.

          Как раз для таких обезьянок, нарушающих местные законы, придумали обезьянью тюрьму. Там нарушителей кормят только рисом и водой. Впрочем, нам рассказали, что самцам еду частенько приносят их самки. А вот особям женского пола, выходит, приходится сидеть «по всей строгости закона»? Как-то забыл уточнить этот момент…

          В общем, посмотреть есть на что. Вдобавок кругом великолепные ландшафты, кокосовые пальмы и песчаные пляжи. При всем при том наибольший интерес у меня вызвало путешествие на фуникулере, протяженностью более двух километров. С высоты не просто захватывающий вид на пролив, на окружающий берег, на море, на горы вдали. Впечатляет деревня рыбаков, которая располагается прямо внизу, под канатной дорогой. В сампанах, традиционных китайских лодках-домах, как и сотни лет назад, проживают потомственные рыбаки и их семьи. Рыбацкое ремесло здесь передается от отца к сыну. Деревня и сейчас сохранила характерный шарм и красоту ушедшей эпохи. Говорят, некоторые из ее жителей никогда не ступают на твердую землю, принципиально. В любом случае, практически вся жизнь этих людей проходит в плавучих домах. Здесь разводят рыбу, выращивают креветок, добывают знаменитый хайнаньский жемчуг.

         На обратном пути с Острова обезьян мы проплыли через деревню рыбаков на катере. Но, честно говоря, я бы с удовольствием задержался в деревне подольше. В одном отчете российских туристов прочитал, что по воде именно здесь передвигаться они не рекомендуют. Якобы в деревне рыбаков ужасный, прямо-таки непереносимый запах. Ничего подобного, признаться, я не унюхал (вообще капризность некоторых наших туристов переходит порой всякие рамки). Но даже если бы дело обстояло так, самобытность этого места искупала, на мой взгляд, все возможные неудобства. Проблема в том, что если ты едешь на экскурсию с группой, у тебя резко сокращается свобода выбора. Хочешь или нет, а за группой приходится поспевать. Во-первых, за все уже уплачено: стоимость однодневной поездки на Остров обезьян и потом на термальные источники (вместе с обедом) – более 500 юаней с человека. Во-вторых, если задержишься в одном месте, упустишь что-то другое, ибо в целом дневная программа очень насыщенная и интересная.

          Но я сторонник «вдумчивого созерцания» окружающей действительности. Бежать галопом по достопримечательностям, даже в сопровождении профессиональных гидов, как-то не по мне. Через день после посещения Острова обезьян и источников, мы с гораздо большим удовольствием осуществили самостоятельную поездку в Наньшань. И обошлось все значительно дешевле. Для этого всего лишь потребовалось взять у переводчика, того же Валеры, бумажку с написанным китайскими иероглифами названием конечной точки нашего маршрута. И погрузиться с утра пораньше в городской автобус под номером 25, остановка которого оказалась через дорогу, прямо напротив входа в наш отель.

           Ехать до Центра буддизма из Дадунхая долго, не менее полутора часов. Все это время ты проводишь в «аутентичной» китайской атмосфере, которая еще больше сгущается по прибытии на место. Вот тут, в окружении исключительно китайской «аудитории», мало знакомой с европейцами (тут вам не город, и очень много китайцев, видимо, приехавших из глубинки), ощущаешь себя своего рода первооткрывателем, впервые вступившим на туземный берег. Китайцы с откровенным интересом нас разглядывали, а некоторые даже просили сфотографироваться вместе с ними. После чего всячески выражали  свой восторг. Если желаете ощутить себя в роли кинозвезды – советую съездить в Наньшань!

          А вообще это крупнейший в Азии Центр буддизма, высший эталон фэн-шуй, философского понятия, известного в Китае более 3000 лет. Модного, кстати сказать, и в современном западном мире. Это высшая гармония Человека и Природы, Человека и Общества. Здесь священное место, где проводятся богослужения и различные торжества, связанные с буддистской культурой. На которые собираются буддисты с разных концов Китая и всего мира.

           Основная достопримечательность комплекса – грандиозная статуя (108 метров, на 15 метров выше Статуи Свободы в Нью-Йорке) богини Гуанинь. Она стоит на рукотворном острове, соединенном с берегом мостом. У Гуанинь три лица: одно обращено к людям, в глубь острова, а два других смотрят в море, защищая остров от ненастий и штормов. Богиня очень почитается у простого народа. Это воплощение всего женского, защитница от разных бед, просящая богов о благополучии людей. Символизирует ум, милосердие и мир народов Востока.

           В отдельном павильоне, в цоколе под гигантской статуей, бережно хранится и самая большая в мире золотая статуя Гуанинь. Статуя из чистого золота весом в 140 килограммов обильно украшена также драгоценными камнями (общим весом более 400 карат) и находится на постаменте в виде цветка лотоса, изготовленном из белого нефрита. Она не только включена в Книгу рекордов Гиннеса, но также является величайшей буддийской святыней. В ней находятся частички праха Будды Шакьямуни, основателя буддизма, жившего 2,5 тысячи лет назад…

            В большом количестве помещений, расположенных на трех этажах вокруг золотой богини, располагаются тысячи ее миниатюрных копий. Такую может заказать любой желающий за 9999 юаней. На мини-копии напишут имя владельца и аккуратненько поставят в плотные ряды аналогичных статуэток. Потому что забрать ее домой нельзя. Кстати, среди владельцев есть и русские…

            А вокруг, на огромной территории – красивейший зеленый парк, построенный по всем канонам фен-шуй, площадь которого составляет 50 квадратных километров. Это единый храмовый комплекс с великолепными ландшафтами, с древним буддийским храмом и монастырем, где живут монахи, и еще десятками самых разных построек религиозного содержания. Есть тут «колокол чистого разума», в который нужно ударить три раза для притягивания благополучия и удачи. И кругом еще множество разновозрастных аналогичных колоколов, собранных со всего Китая. Есть мантровые барабаны, которые после загаданного желания нужно обязательно покрутить. Прошел вдоль них, притронувшись последовательно к каждому барабану – и будто прочитал множество мантр, отгоняющих злых духов. Это помогает избавиться от болезней и наладить свою жизнь. Есть специальный круг перед статуей богини Гуанинь, в центр которого нужно встать, чтобы попросить исполнения своей самой заветной мечты непосредственно у великой богини…

          В общем, Центр буддизма – очень мощное по энергетике, сакральное место. И я ни на йоту не пожалел, что мы приехали сюда без группы. Экскурсия с гидом обычно длится три часа, но этого времени слишком мало для осмотра всего комплекса. Делать же здесь «пробежку» под аккомпанемент пусть даже очень интересной информации как-то совсем не хочется. А вот неторопливо прогуляться по окрестностям, все спокойно рассмотреть, расслабиться и впитать в себя дух здешней поразительно уравновешенной жизни – это совсем другое. Только так можно по-настоящему прикоснуться к образу бытия, совершенно не знакомому подавляющему большинству наших современников-горожан…

           А если уж требуется информация, то ее можно, при желании, найти потом (или заранее) в интернете.

           И вот еще деталька, достаточно ярко характеризующая российских туристов (не всех, конечно!), с которыми мы познакомились в поездке. Мы снова встретили этих ребят из Нижнего Новгорода, парня и трех девушек, на улице в Санье на следующий день после поездки в Наньшань. Шапочное знакомство, не более того; но знакомым лицам всегда радуешься в чужой стране! В разговоре проскользнуло, что мы уже побывали в Центре буддизма. О, это было интересно, наверное? Конечно! И далее в том же духе…

           А потом прозвучал неожиданный вопрос: так там, скорее всего, нельзя появляться «под градусом», это же сугубо религиозное место? Спрашивала, причем, одна из девушек. И после утвердительного ответа мы услышали, с некоторой паузой, следующую глубокомысленную сентенцию: «Н-да, как же мы туда поедем, если мы постоянно пьяные»?

           Комментарии, как говорится, излишни…

           Однако, пора и закругляться. Обо всей поездке поведать в подробностях невозможно. Но нельзя не сказать еще несколько слов про термальные  источники, а также про хайнаньскую медицину. Что касается источников, о которых я уже упоминал, то это потрясающее место! Трех часов, которые мы там провели, строго говоря, совершенно недостаточно. Хотя кому как, конечно. Но лично я с удовольствием посетил бы это место еще раз! Или два… да что там говорить, живи я на Хайнане, посещал бы источники, пожалуй, регулярно. Там много бассейнов (36, если быть точным) с разным наполнением и температурным режимом. Есть очень горячие ванны, в которые тяжеловато зайти, есть очень холодные, температура в которых около ноля. Есть оригинальный вкусный (и бесплатный) горячий имбирный чай. Пей сколько душе угодно! Четыре бассейна с рыбками мал-мала-меньше, которые с удовольствием наперегонки обгладывают твою омертвевшую кожу. Тоже, доложу я вам, специфические и незабываемые ощущения. Все бассейны под открытым небом, в окружении живописной тропической растительности. Плещешься себе в каком-нибудь «винном источнике» (с соответствующим наполнителем, понятное дело) или в бассейне с лепестками из роз, а над головой у тебя возвышаются кокосовые пальмы с дозревающими кокосами. Спелые плоды служители снимают заранее, чтобы не обрушились на голову какому-нибудь релаксирующему посетителю…

         Это место, которое обязательно стоит посетить. А вот местная медицина, представленная в широчайшем ассортименте (от своего рода «забегаловок», максимально приближенных к товарищу туристу, до внешне вполне серьезных клиник) вызвала у меня очень большие сомнения. Я вырос в семье медика, мать у меня врач-онколог высшей категории. Ну не могу я всерьез относиться к «лечению», так сказать, на скорую руку. С шустрым таким диагностированием твоих проблем «по пульсу» и по возрасту. Это ведь главный, едва ли не самый первый вопрос, который задают в подобных «медцентрах»: каков ваш возраст? А потом, на основании сведений о возрасте, уже выкладывают весь «букет» заболеваний, характерных для твоих годов. Тут практически не промахнешься, что-нибудь обязательно окажется правдой.

          Да и любое лечение может быть действенным, только если проводить его комплексно. Или, иначе говоря, «от и до». Какой смысл в двух-трех сеансах иглотерапии, на которые соглашаются многие туристы (стоимость сеансов, к слову, совсем не маленькая) - если китайцы сами говорят, что «полный курс», скажем, месяц. Или хотя бы полмесяца, что тоже более-менее правдоподобно. Альтернатива тут одна, на мой взгляд – либо ехать на Хайнань с сугубо оздоровительными целями и надолго. Либо остановиться на другом, не менее полезном, времяпровождении: на тех же термальных источниках. Что также, в общем-то, потребует и финансов, и времени. Да просто купаться в море и загорать – это совершенно бесплатно (не считая дороги до Хайнаня и проживания там) и не менее благотворно!

          Все это, понятное дело, мое сугубо личное мнение. Оно может отличаться от мнения «опытных китаеведов», которые, возможно, познали аспекты тамошнего бытия, ускользнувшие от моего рассеянного внимания. Почему рассеянного? Да потому, что жизнь в Китае очень уж сильно отличается от нашей действительности. И вобрать в себя весь этот спектр необычных ощущений за одну поездку нереально. Там нужно прожить достаточно долго, как минимум, несколько месяцев или лет.

            

            И последнее. Не знаю насчет того, как там буддистская богиня Гуанинь исполняет желания (во всяком случае, пока не знаю). А вот попал я на Хайнань действительно несколько неожиданно и в достаточной мере спонтанно. Подозреваю почему. В этом году, в самом конце августа, мне довелось побывать на казахстанском полуострове Мангышлак

с очерком об этой поездке, который называется «Пять дней на Мангышлаке», вы можете познакомиться вот здесь: 

https://avtoturistu.ru/blog/%D0%BF%D1%8F%D1%82%D1%8C_%D0%B4%D0%BD%D0%B5%D0%B9_%D0%BD%D0%B0_%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D1%8B%D1%88%D0%BB%D0%B0%D0%BA%D0%B5.story

           В один из дней нам повезло увидеть полуостров под разными ракурсами. С максимально приземленного, «изнутри» самой глубокой в Азии впадины Карагие (-132 метра ниже уровня моря). И с высоты птичьего полета – с вершины горы Отпан-тау, самой высокой точки Мангышлака, где находится мавзолей Адай-ата. Это сакральное место казахов-адайцев, живущих на западе Казахстана. Три башни впечатляющего историко-культурного комплекса символизируют прародителя Адая с сыновьями Кудайке и Келимберды. Поблизости от башен находится скульптура: огромный волк, степной тотем рода адайцев, символ силы и свободы духа. А рядом с волком – священное дерево, увешанное белыми ленточками. В Китае, к слову, все священные места тоже увешаны ленточками, только красными.

           Одновременно с нами к мавзолею Адай-ата поднималась семья казахов из Атырау. Отец привез троих детей, чтобы они своими глазами увидели священное место всех адайцев. Сфотографировавшись с ребятишками на вершине горы, этот немолодой уже мужчина стал разрывать на полоски большой белоснежный платок. Потом, оглядевшись по сторонам, оторвал две длинные белые полоски и для нас. Загадайте желание - сказал он – и повяжите эти ленточки на священное дерево. Все обязательно сбудется!

            Почему нет? Через пару минут и моя ленточка тоже затрепетала на ветру: на вершине Отпан-тау всегда гуляет приличный ветерок. Правда, только слегка облегчающий обычную здесь жару в 40 с лишним градусов.

             Хотите – верьте, хотите – нет. Но, повязывая свою ленточку, я загадал только одно желание. Чтобы год, переваливший на тот момент далеко за половину, подарил новые, неизведанные еще пути-дороги. Так не хотелось останавливаться! Пока есть еще силы и желание путешествовать…

             Через полтора месяца мы уже летели на Хайнань.


 

                                                                                                                      Дмитрий Фефелов,

                                                                                                                      декабрь 2017 г.