Пирамиды в моем рюкзаке в блоге путешественника Дмитрий.

Пирамиды в моем рюкзаке

Дмитрий. аватар

 

(Египет глазами казахстанца)


Где слепит сияньем ось
Мирового Коромысла,
Что сбылось и не сбылось -
Не имеет больше смысла.


Нет ни радостей, ни бед,
Ни покоя и ни странствий,
Миллиарды спящих лет
Растворяются в пространстве...

Здесь, на грани Бытия,
Где созвездий равновесье,
Решена судьба моя -
Все, чем был и буду весь я.

Ничего не изменить,
Никому не разминуться...
Я прощаюсь, чтоб вернуться,
Умираю, чтобы жить.

                

              Глубокой ночью мы едем по стылой синайской пустыне. От автобусного стекла веет холодом. Перепады температур здесь, на Синайском полуострове, настолько значительны, что днем ты можешь запросто загорать и купаться в Красном море, а ночью начинаешь подмерзать даже в теплой демисезонной куртке. Впрочем, для некоторых местных жителей дневная температура воздуха в 22-23 градуса (в плюсе, конечно) кажется по-настоящему «зимней». И одеты они соответствующим образом даже в самый солнечный день. Отсюда довольно любопытные картинки, которые при желании можно запечатлеть на фото или видео: «понаехавшие» граждане, что называется, млеют от жары на шезлонгах, а кое-кто тут же, рядышком, дефилирует в добротной осенне-зимней экипировке…

             Всех нас перед ночной дорогой в Каир предупреждали: берите с собой теплые вещи. И конечно же, некоторая часть наших соседей по автобусу предупреждение проигнорировала. Контингент, знаете ли, такой специфический – в основном украинцы, белорусы и казахстанцы всех национальностей. Ну, еще жители Кыргызстана, которые добираются в Египет через нашу республику (как, кстати, и отдельные россияне), а также семья литовцев. В общем, если не считать прибалтов – хотя они тоже бывшие «наши» - чистейшей воды СНГовия, со всеми своими заморочками… Теперь некоторым из пассажиров, понятное дело, холодно, они начинают роптать и возмущаться. Водитель в конце концов останавливает автобус на обочине шоссе и какое-то время под уличным придорожным фонарем копается в заднем отсеке. После чего печка начинает выдавать «на гора» необходимое тепло, а народ в слабоосвещенном салоне, наконец, успокаивается и в большинстве своем засыпает.

            Я же снова утыкаюсь взглядом в темноту за окном, изредка разбавленную огоньками каких-то небольших бедуинских поселений. Дорога до Каира неблизкая – 500 километров, ехать будем всю ночь. Есть над чем подумать, что вспомнить. Всплыли в памяти строки, которые я поставил в самое начало. Это стихи моего университетского друга Игоря Викторовича Туранина – на мой взгляд, очень одаренного поэта. Который, к сожалению, писал и пишет в основном «в стол», либо исключительно «для своих». Сейчас он работает журналистом в районной газете в небольшом городке Есик (Иссык) в Алматинской области на юге Казахстана. Не знаю почему, но именно его стихи пришли откуда-то изнутри, когда я глядел той ночью в густо усыпанное звездами египетское небо, перерезанное наискосок диагональю Млечного Пути.

            Это так явно здесь: «…слепит сияньем ось Мирового Коромысла».

            Собственно, я всегда знал, что рано или поздно приеду в Египет. Ни на чем такое знание не основывалось, просто для меня это было очевидно, как дважды два. И обязательно – где бы ни находился – одолею дорогу «до пирамид». Так получилось, что прилетели мы в Шарм-эль-Шейх, а путь в Каир в любом случае пролегает отсюда через Синайский полуостров.  Этот полуостров врезается заостренным к югу клином в Красное море, на границе между Азией и Африкой, и является частью Египта. Но вообще-то территориально относится к Азии. Окружают Синай с севера - море Средиземное, с запада и востока - Суэцкий залив и залив Акаба. В основном территория Синая занята пустыней, но ближе к югу имеются горы и плоскогорья.


             В мировой истории полуостров получил известность благодаря горе Моисея, которая имеет огромное значение для христиан. Якобы именно сюда к Моисею спустился Бог и вручил ему десять заповедей. Строго говоря, до сегодняшнего дня доподлинно неизвестно, где находится эта гора, ибо в Библии ей даны различные наименования. Но примерно с IV века горой Моисея на Синае считается вершина, неподалеку от которой возведен монастырь, посвященный Святой Екатерине. Туда активно возят на экскурсии паломников и туристов.

           Египтяне уже более 5 тысяч лет назад освоили территорию полуострова. Хотя в целом синайская пустыня и сегодня ассоциируется с безжизненной и унылой местностью, где изредка попадаются небольшие оазисы. Здесь все живое борется за свое право на существование. Однако возникает любопытный парадокс: если средний период жизни во многих странах составляет примерно шестьдесят лет, то у живущих в пустыне бедуинов – восемьдесят лет. Уклад жизни бедуинов как раз полностью адаптирован к пустынной среде обитания.

           Знаменательный факт из современной истории Синая заключается в том, что в 1979 году был заключен договор о мире между египетским государством и Израилем, по которому Синай был возвращен Египту. Но до сих пор в разных местах по дороге можно встретить следы так называемой «шестидневной войны» 1967 года: траншеи, доты, целые укрепрайоны. И вообще создается достаточно странное впечатление, что страна по-прежнему находится в полной боевой готовности и в ней до сих пор не отменено военное положение. По дороге в Каир мы проехали более десятка блок-постов, и везде видели вооруженных автоматами солдат и бронетранспортеры, стоящие на обочине. На шоссе возле таких постов расставлены, помимо шлагбаумов, специальные дорожные препятствия, которые проехать можно только на небольшой скорости «змейкой», что в целом весьма замедляет движение по трассе. Правда, автобусы с туристами на таких постах стараются особенно не задерживать…

             Проступающий в предрассветных сумерках пейзаж за окном все-таки начинает усыплять своей монотонностью. Сквозь утреннюю дрему я еще успеваю заметить водную гладь Суэцкого залива, проявившуюся в отдалении по левую сторону от дороги. А потом какая-то мягкая сила обволакивает меня целиком и уносит далеко-далеко, где «нет ни радостей, ни бед, ни покоя и не странствий»…


              Пять дней назад мы прилетели из Астаны в Шарм-эль-Шейх, на самую южную оконечность Синайского полуострова. Потом дни были заполнены достаточно активным «движняком» по периметру этого не слишком большого, но довольно странного городка. Шарм-эль-Шейх - город-курорт на побережье Красного моря в так называемой Египетской Ривьере, один из районных центров провинции Южный Синай.

            Совсем недавно, в годы израильского присутствия 1967-1982 годов, он был известен как Офира. В 1970-х это еще совсем небольшой поселок, но впоследствии, по причине удобного расположения, хорошего климата, богатого природного мира, место приобретает все большую популярность среди туристов. Нынешний Шарм-эль-Шейх  разительно отличается от типичных египетских городов. И не только таких, как столичный Каир или основанная греками Александрия (в этом я имел возможность убедиться лично), но и от туристического Луксора или другого главного египетского курорта Хургады. Про два последних мне рассказывали любители местной экзотики, там уже побывавшие (кстати, таковых в нашем отеле оказалось сразу несколько).

             В городе совсем нет высотных зданий. Исторически он не подвергался сплошной единовременной застройке, и поэтому растёт путём развития множества различных архитектурных «блоков».  Жилые дома возводятся в виде небольших комплексов благоустроенных одно-двухэтажных вилл и таунхаусов, с современной инфраструктурой, магазинами, ресторанами, бассейнами и садами. Тут же поблизости расположены многочисленные двух-трёхэтажные отели с неплохо озеленённой внутренней территорией. Так как в связи с растущей популярностью курорта инвестиционные компании Египта вкладывали в Шарм-эль-Шейх очень большие средства, то город, соответственно, непрерывно менялся в лучшую сторону.

                                      Правда, огромный удар по египетским курортам нанесло крушение над Синаем в октябре 2015 года авиалайнера А-321 российской компании «Когалымавиа», выполнявшего чартерный рейс по маршруту Шарм-эль-Шейх – Санкт-Петербург. Это крупнейшая авиакатастрофа в истории Египта, а также крупнейшая авиакатастрофа 2015 года, отмеченная самой массовой гибелью граждан России за всю историю мировой авиации. В самолете было 217 пассажиров и семь членов экипажа, никто не выжил. Президент Египта впоследствии признал, что крушение самолета было терактом.

             Приостановка авиасообщения между двумя странами нанесла столь же катастрофический урон всей сфере туризма в Египте. Отрасль, пытавшаяся встать на ноги после двух революций, оказалась серьезнейшим образом подорвана. Без миллионов россиян, ежегодно отдыхавших на курортах Красного моря, встали многие отели. Десятки, если не сотни тысяч египтян остались без работы. Из-за отсутствия туристов (а вслед за РФ тогда многие страны приостановили полеты на здешние курорты) Египет ежедневно стал терять до 4 миллионов долларов. Для тяжело страдающей экономики страны, жившей в немалой степени за счет туризма, это огромные цифры, и без притока иностранной валюты Египту приходилось очень туго.

             Как никто, египтяне ждали (и ждут) возобновления полетов. Москва однозначно дала понять Каиру, что до выполнения всех требований в сфере безопасности и окончательного завершения расследования говорить о возобновлении авиасообщения не приходится, несмотря на все надежды Египта на возвращение туристов. Была пересмотрена и существенно усовершенствована система безопасности аэропортов, для чего привлекались самые высокопрофессиональные специалисты. Каир пошел на все требования Москвы по выправлению ситуации в сфере безопасности. Я сам на обратном пути имел возможность убедиться, насколько серьезно поставлен теперь у египтян контроль в аэропорту Шарм-эль-Шейха. Так строго меня не «трясли» ни в одной из стран, где ранее довелось побывать. Даже обувь пришлось снимать (для просвечивания) три раза подряд на разных этапах контроля.

             Но и на декабрь 2018 года ситуация с российскими туристами в Шарм-эль-Шейхе не слишком поменялась. В отеле удалось пообщаться с женщиной-россиянкой, которая добиралась в Египет через Израиль. До этого ей пришлось более суток ехать на поезде из Краснодара в Москву, а впоследствии их четыре часа продержали на израильской таможне. В общем, в свой отель она прибыла абсолютно разбитая…

              Ну, а некоторые россияне, которые жить не могут без Красного моря, летят сюда через Казахстан, как я уже упоминал.

                 Если знаешь все эти нюансы, то уже не кажется странной несколько сюрреалистическая картинка в Шарм-эль-Шейхе: когда идешь по улице и видишь вокруг разорившиеся, а также брошенные недостроенные отели. Иногда целыми кварталами тянется подобный пейзаж. Зрелище удручающее. В какой-то момент этот курортный городок вдруг напомнил мне роман братьев Стругацких «Град обреченный». Я как будто бродил по удалённым заброшенным кварталам где-то на севере их фантастического Города. Если помните, действие романа происходит в некоем Городе, находящемся вне времени и пространства. Все люди, попавшие в Город, вовлечены в загадочный долгосрочный Эксперимент, о начале, сути и условиях которого нет никакой информации. Все странности, происходящие вокруг, герои за неимением достоверных сведений вынуждены объяснять для себя фразой «Эксперимент есть Эксперимент». При этом одной из самых популярных тем в разговорах остаётся попытка понять, что собой представляет Город, в каком времени и пространстве он находится, по каким законам существует. Высказываются различные версии - например, «аквариума», куда поместили людей и наблюдают за ними…

             Так вот, в некоторых районах Шарм-эль-Шейха в разгар светового дня вдруг ловишь себя на мысли, что ты абсолютно один на улице. Вокруг высятся пальмы, благоухают цветы, стоят красивые, не без вычурности, корпуса отелей – а вокруг никого! И тишина…

              Если бы не таксисты, периодически окликающие сигналами каждого стоящего у отеля или идущего по тротуару в попутном направлении человека, то можно подумать, что город вообще нежилой. Городской транспорт в Шарм-эль-Шейхе представлен в основном маршрутными такси, которые движутся по городу без указания маршрутов и расписания - пассажиры просто голосуют и спрашивают район города. Но здесь также чрезвычайно развит бизнес частных таксомоторов, общее количество которых явно намного превышает спрос. Эти снующие периодически по улицам бело-синие машины несколько сглаживают общее достаточно удручающее впечатление.

                Нужно еще учесть, что в городе проживает в основном мужское население. Вся обслуга в отелях – исключительно мужчины молодого и среднего возраста, которые приезжают сюда из различных районов страны для работы, так сказать, вахтовым методом. Своим женщинам египтяне не позволяют работать обслугой для иностранцев. В Шарм-эль-Шейхе женщин можно увидеть очень редко, в основном проезжающих мимо за рулем собственных автомобилей. Все прочие (немногие) представительницы прекрасного пола, которые все же подрабатывают тут гидами или, допустим, танцовщицами в отелях, являются иностранками. Одна из них, украинка по национальности, в свое время вышедшая замуж за египтянина, возила нас на экскурсию по городу в первый день нашего здесь пребывания.

            Следует отметить еще один достаточно тонкий нюанс, характерный для взаимоотношений египтян с «окружающим миром», то есть с приезжими. Эти детальки, конечно, не лежат на поверхности, но становятся явными  при внимательном наблюдении. В каждом отеле рядом с иностранцами время от времени проживают, конечно, и местные арабы. И вот отношение персонала к «своим» все же намного более уважительное, чем к чужакам. Слышал я, что и номера у них убираются лучше (для сравнения - в нашем номере полотенца и постельное белье за десять дней пребывания меняли всего пару-тройку раз). И бармен к таким посетителям, сидящим рядом с тобой за одним столиком, относится на порядок почтительнее: может выйти из-за стойки и лично поднести чашку с кофе, поставить персональную пепельницу и т.п.

            Впрочем, египтян понять могу. Я уже писал на эту тему в очерке про Турцию («Совсем рядом с Олимпом»). Не устаю удивляться крайне вольному поведению наших туристов в чужих странах. Веселуха иногда начинается уже с самолета. Соседи по ряду, вылетавшие с нами из Астаны и сидевшие по другую сторону прохода (здоровенные такие братаны с золотыми цепями – ну прям родом из «боевых девяностых»), закупились перед посадкой алкоголем в Duty Free и начали употреблять сразу после взлета. Проигнорировав, конечно же, предупреждение командира о правилах поведения на борту авиалайнера, где одним из пунктов значился запрет на распитие спиртных напитков. И вот так, слегка маскируясь от стюардов, пробухали все шесть часов полета. Когда, прилетев в Египет, мы забирали свои вещи из верхних багажных отсеков над рядами кресел, то там уже катались два пустых полуторалитровых пузыря из-под виски и еще какая-то бутылка поменьше.

             Сразу же по прибытию в свой отель мы имели сомнительное удовольствие наблюдать, как там куролесит очередной «наш» (впоследствии выяснилось, гражданин Беларуси). Этот крепко датый жизнерадостный молодец донимал персонал пожеланиями поставить «вон ту музыку – она тебе обязательно понравится!» и поминутно бегал к бару с требованиями «продолжения банкета». Бармен под разными предлогами старался ему не наливать. Иногда это прокатывало, иногда нет. Заведенный алкоголем моторчик внутри жизнерадостного бульбаша все никак не мог заглохнуть и требовал постоянного движения. Не дождавшись очередной порции, он уже куда-то убегал. Его фигура маячила на ресепшн, у бассейна, в ресторане и опять у бара. Всех попадавшихся по дороге местных «друганов» он хватал за руку и что-то горячо и пронзительно вещал, заглядывая прямо в глаза собеседнику. Сдается мне, растолковывал темным египтянам самую правильную в мире политику своего белорусского «батьки»…

                Что касается спиртных напитков - в Египте, как практически в любой мусульманской стране, они мало ценятся. В исламе, как известно, алкоголь приравнен к азартным играм и носит неприглядное название «скверны из деяний сатаны». Однако, несмотря на это, спиртное в Египте вовсе не является запрещенным. Просто найти его можно далеко не везде и не в таком ассортименте, как у нас, а точки сбыта весьма и весьма ограничены. В стране производят разные виды виски, джина, рома, текилы, но качество не слишком высокое. Во всяком случае, эпитетом «отвратительный» их наградить нельзя. Я ради интереса продегустировал – пить можно, но повторить особого желания не возникало. Тем более, что здесь традиционно в ходу многочисленные сорта чая, неплохой кофе, разнообразные фруктовые соки, ну и всемирно разрекламированные газированные напитки. А вот импортный алкоголь стоит очень дорого, поэтому закупать его лучше именно в Duty Free - что как раз осуществили наши «опытные» соседи по чартерному рейсу. И судя по характерному позвякиванию в багаже, ресурсы после полета у них были далеко не исчерпаны…

               Справедливости ради нужно отметить, что впечатление от Шарм-эль-Шейха очень сильно меняется, когда ты вечером попадаешь на главную магистральную улицу города - проспект Peace Road, соединяющий раскинувшийся вдоль берега моря город в единое целое. Тут начинаешь понимать, что это все-таки курорт вполне европейского уровня, испытывающий лишь временные трудности. Центр Старого города оживлен в любое время суток, но по вечерам в особенности. Здесь по-настоящему попадаешь в атмосферу города из восточной сказки. Причем людей на улицах с каждой минутой становится все больше. Что, в общем-то, не удивительно. Ведь на побережье Шарм-эль-Шейха расположено множество отелей, пляжей и мест отдыха туристов со всего мира. В городе до недавнего времени действовало более 200 отелей разного класса и ценовой категории, большинство из них и сейчас остались на плаву.

               Жизнь в городе построена вокруг индустрии туризма. Подавляющее большинство туристов в Шарм-эль-Шейхе - из стран СНГ, также значительна доля отдыхающих из Италии, Польши и Прибалтики, меньше - из прочих стран. По-английски говорит подавляющее большинство персонала отелей, магазинов и прочих заведений, в том числе таксисты. Часть из них также немного говорят по-русски, некоторые вывески (в том числе в аэропорту и даже определенное количество дорожных указателей) продублированы на русском языке. Из города организуются автобусные и самолётные экскурсии к окрестным достопримечательностям – таким, как пирамиды Гизы, в Александрию, Луксор, в израильский Иерусалим, палестинский Вифлеем и монастырь Святой Екатерины, на гору Моисея, Мёртвое море и в иорданскую Петру.       

             Ночная жизнь Шарм-эль-Шейха известна своими дискотеками, ночными клубами, казино и шоу-представлениями. Здесь допоздна работают торговые центры и многочисленные уличные кафе, в которых посетителям предлагают блюда арабской, японской, европейской кухни, морепродукты, кальян.

             И хотя отношение местного населения к туристам весьма доброжелательное (местные дорожат возможностью своей работы в Шарм-эль-Шейхе, где уровень жизни выше по сравнению с другими регионами страны), в городе, помимо обычной, функционирует еще так называемая «туристическая полиция». То есть специально подготовленные сотрудники, задача которых состоит в предотвращении каких-либо проблем у гостей.

              И если уж я столь много времени уделил Шарм-эль-Шейху (а как без этого?), то нельзя не рассказать об одной из главных достопримечательностей города. Конечно, имеется в виду Красное море, на побережье которого он расположен. Вообще здешние места отличаются чрезвычайно жарким климатом. Шарм-эль-Шейх имеет тропический пустынный климат с очень малым годовым количеством осадков. Даже в январе-феврале ночные температуры опускаются в среднем не ниже +15 °C (и временами бывает довольно прохладный ветер),  но днём тут обычно светит яркое солнце и многочисленные посетители пляжей загорают и купаются: температура воды позволяет.

             Тут отличное место для подводного плавания. Чистая и тёплая вода, богатый подводный мир и большое количество коралловых рифов создают великолепные условия для занятия дайвингом и снорклингом (это вид плавания под поверхностью воды с маской, дыхательной трубкой и с ластами) - как зимой, так и летом. В городе и в окрестностях  имеются многочисленные дайвинг-клубы, школы подводного плавания, яхты, инструкторы, а также пункты проката масок, ласт, аквалангов. Единственное, что следует иметь в виду: практически по всему побережью Шарм-эль-Шейха, за исключением некоторых пляжей, необходимо входить в воду в специальной обуви. Так как у берега начинаются острые коралловые рифы, на которых к тому же много морских ежей. Вообще-то сам я заходил в воду в резиновых шлепках, которые привез с собой из Казахстана. В них удобно в номере отеля и двигаться по городу. И, как выяснилось, вполне можно плавать и даже наступать при необходимости на прибрежные кораллы. Но другим этот опыт повторять не советую. Я на воде держусь уверенно, нештатные ситуации меня не особо напрягают. Тем не менее, пока не приобрел некоторый навык,  выходило несколько неуклюже. То один, то другой шлепанец срывался с ног, и приходилось «ловить тапки» в море.

             Именно на Красном море я впервые попробовал поплавать с аквалангом. За свою предыдущую жизнь мне довелось побывать на полутора десятках самых разных морей – от холодных, в Заполярье, до очень теплых, тропических. Искупаться не преминул (по молодости) даже за Полярным кругом, в акватории Обской губы за городом Салехардом. В теплых Средиземном и Южно-Китайском морях, разумеется, тоже от души поплескался. Там, в принципе, была возможность попробовать акваланг (как и на море Каспийском или, скажем, на Черном), но не было времени из-за напряженного графика поездок. Приходилось выбирать. А так как я обычно предпочитаю увидеть больше «на поверхности», чем «в глубинах», то акваланг всегда оставался для меня где-то в сторонке.

                В Египте же, благодаря нашему туроператору Nefer (сокращенно от Nefertiti) Tours мы попали на яхту с батискафом, где можно было понаблюдать за водным миром, что называется, вплотную. Да, это впечатляет. Неискушенные подводными видами спорта новички (типа меня), попадая впервые на курорты Египта, становятся истинными ценителями волшебных красот Красного моря. Здесь, например, насчитывается более 150 видов кораллов, которые являются одной из самых древних групп многоклеточных организмов, существующих в нашем мире. Они появились на Земле 500 или 600 миллионов лет тому назад, и сегодня в целом насчитывается около шести тысяч видов кораллов, которые населяют различные теплые моря. Для нормального существования они нуждаются именно в чистой и теплой воде. Поэтому Красное море, в которое не впадает ни одна река, способная принести ил или песок – это идеальная среда для их обитания. Также для размножения этим удивительным созданиям необходимы такие факторы, как прибойность, течение, соленость от 36 до 40 процентов, определенные глубина и освещение.

             Коралловые рифы Красного моря – это еще место жительства множества растений и морских животных. В рифовых зарослях постоянно видишь стайки ярких разноцветных рыб, часть которых населяет исключительно воды этого региона. 

             Конечно же, понаблюдав из батискафа за сказочным подводным царством, я понял, что откладывать акваланг «в долгий ящик» более нельзя. Лучшего момента в жизни может не представиться. И, пройдя необходимый инструктаж, «ушел с головой» в тот мир, откуда мы все, если верить официальной науке о происхождении видов, когда-то вышли. Кстати, должен заметить: чтобы первый раз нырнуть с аквалангом даже на относительно небольшую глубину,  нужно перешагнуть через определенный барьер в себе, преодолеть естественный страх. И в целом решиться пересечь вполне зримую черту между двумя мирами, так непохожими друг на друга и по внешнему виду, и по звуковой составляющей (уши под водой основательно закладывает), и даже по смысловой наполненности, если на то пошло. Там, под водой, язык коммуникации совсем другой – это язык жестов, который нужно освоить еще «на берегу» и осознанно им пользоваться в определенных ситуациях.

             Однако, сделав усилие над собой, преодолев возможные фобии (что, между прочим, не всем из нашей группы новичков удалось), ты получаешь в результате совершенно необыкновенные впечатления, которые сложно описать словами. Это обязательно нужно попробовать самому!

              … Из объятий Морфея меня вырывает плановая остановка автобуса – у нас есть возможность перекусить и умыться пред тем, как мы въедем в тоннель под Суэцким каналом и попадем, наконец, на другой континент. В Африку.

             Суэцкий канал – бесшлюзовый судоходный канал в Египте, соединяющий Средиземное и Красное море. Зона канала считается условной границей между двумя материками, Африкой и Евразией. Это кратчайший водный путь между Индийским океаном и акваторией Средиземного моря, а соответственно, и Атлантического океана. Альтернативный маршрут, вокруг всего африканского континента, протяжённее на 8 тысяч километров. Канал был открыт для судоходства еще в 1869 году и позволяет водному транспорту проходить в обе стороны между Европой и Азией без огибания Африки. До открытия канала транспортировка могла осуществляться только путём разгрузки судов и сухопутной перевозкой между двумя морями.

             Канал находится на западе Синайского полуострова, имеет длину в 160 километров, а глубину до 20 метров. По данным Администрации канала, доходы от его эксплуатации в год превышают 5 миллиардов долларов, что делает его вторым по значимости источником наполнения бюджета Египта после туризма.

             С 1981 года функционирует автомобильный туннель, проходящий под дном Суэцкого канала, соединяющий Синай и континентальную Африку. Помимо технического совершенства, позволившего создать такой сложный инженерный проект, туннель привлекает своей монументальностью и имеет огромное стратегическое значение, по праву считаясь достопримечательностью Египта. Естественно, он имеет строгую пропускную систему. И перед тем, как въехать под его своды, мы долго стоим на очередном блок-посту, где экипированные по полной программе военные проверяют документы.

            Только преодолев этот длинный подземный тоннель с двухсторонним движением, мы географически оказываемся в Африке. Ну вот он, другой континент!

             На первый взгляд (и на второй, и на третий) другой континент оказывается точно таким же, как все места, которые мы проезжали часом-двумя ранее, еще по Азии – все тот же песок и невысокие  горы, абсолютно лишенные каких-либо признаков растительности. Просто красновато-желтый песок на все четыре стороны света, с редкими зелеными оазисами там, где по каким-либо причинам обосновались люди. И еще длинные сплошные заборы вдоль трассы: периметр Суэцкого канала на многие километры вокруг окружен воинскими частями...

             До Каира еще примерно час езды, и самое время рассказать о некоторых важных деталях, связанных с этой поездкой. Для отдыха граждан России, Украины, Евросоюза и ряда других стран на определенной части Синайского полуострова действует безвизовый режим. Существует так называемый Синайский штамп, разрешающий нахождение на всем полуострове до 15 дней (и достаточный также для выезда в Израиль и Иорданию). Он проставляется в паспорте совершенно бесплатно. Но если турист планирует выезд в Каир к пирамидам, а также в Александрию или Луксор - то уже нужна туристическая виза, которая покупается за 25 долларов. Она позволяет находиться на всей территории Египта в течение 30 дней, и приобрести ее можно в аэропорту сразу после прилета в страну.

            Тут и скрываются определенные «подводные камни». С нами из Астаны прилетела молодая пара, которая поначалу не планировала покидать Синайский полуостров. Собирались лишь погреться на солнышке и всласть поплавать в Красном море. Однако через день планы у них несколько поменялись. Пирамиды настоятельно поманили к себе - как же, быть в Египте и не увидеть одно из чудес света?! И ребята, не поставив в известность гида, смотались на такси в аэропорт и купили себе визы. Экскурсию они также приобрели у каких-то частников, и съездили в конце концов в Каир самостоятельно, обернувшись туда-обратно в течение суток. Я порасспросил потом об этой поездке, которая далась весьма нелегко. Начнем с того, что отправили их в Каир на обычном рейсовом автобусе. На нем же добирались обратно, вместе с местными арабами, которых на всех блок-постах очень добросовестно проверяли военные, и некоторых высаживали. Обратная дорога в результате заняла более девяти часов; в свой отель они добрались только глубокой ночью, смертельно уставшие. По прибытию в столицу Египта группу туристов, правда, встретила маршрутка с русскоговорящим экскурсоводом, но многие «опции» (например, водная прогулка по Нилу или питание) нужно было приобретать за дополнительную плату. В результате денег было потрачено вдвое больше, чем планировалось.

              Но главное обнаружилось уже в последний день пребывания в Шарм-эль-Шейхе. В паспортах у наших земляков, как выяснилось,  не был проставлен треугольный штамп. То есть штамп полицейской регистрации в городе, которую, по идее, должен был обеспечить закрепленный гид от принимающего туроператора. С гидом они встречались только один раз, а после этого как раз и решили изменить свой план пребывания в Египте, предприняв самостоятельные шаги.

              Штраф за отсутствие такой регистрации, если данный факт обнаружится в аэропорту – 46 долларов с человека. У ребят же под конец поездки осталось на двоих всего 19 долларов. Им грозило снятие с рейса, а дальше, как говорится, уже их проблемы…

              Им очень повезло (о тонкостях такого везения распространяться здесь не буду), и они улетели. Но к чему приводит стремление максимально сэкономить, а также незнание законов – которое, как известно, не освобождает от ответственности –  в этом случае видно наглядно. Отдых под самый конец ребята себе основательно подпортили. Когда мы отправлялись в аэропорт, я видел их глаза, полные волнения и тревоги. Ведь ситуация действительно была крайне неприятная…

              Мы же выехали в Каир на автобусе от Nefer Tours – то есть нашего туроператора, о котором уже упоминал. И от многих дорожных проблем были полностью избавлены. Между прочим, данная компания действует на местном рынке туристических услуг еще с 1987 года, а с 2008 года конкретно занимается приемом туристов из стран СНГ. В последнее время она находится на пятом месте по количеству принимаемых гостей в Шарм-эль-Шейхе и встречает в год более 100 тысяч туристов. В таких странах, как наш Казахстан и Узбекистан, Nefer Tours вообще безусловный лидер рынка и обслуживает более 70 процентов туристического потока. Именно благодаря этому туроператору утомительная двухдневная поездка в Каир и Александрию оказалась достаточно комфортной. В автобусе было два водителя, которые сменяли друг друга за рулем, а также охранник, вооруженный компактным автоматическим оружием. Всю дорогу группу сопровождал гид от компании, а в Каире к нему присоединился еще один профессиональный местный экскурсовод, археолог и искусствовед по образованию. Никаких дополнительных трат в поездке от нас не потребовалось.

             …Впечатления от Каира можно назвать – как бы это выразиться? - многообразными. Город поражает своими контрастами, автомобильными пробками, смогом, висящим над городскими кварталами, мусорными свалками и несмолкаемым шумом. Транспорт – и общественный, и личный – как на подбор: весь битый и царапанный по бокам. Ибо ездят египтяне в своем мегаполисе максимально близко друг к другу, расстояние между бортами транспортных средств на каирских улицах часто не превышает десяти-пятнадцати сантиметров. Все это автомобильное месиво бесконечно сигналит по причине того, что между машинами в самых разных местах еще и снуют пешеходы. Для которых понятие перекрестка или пешеходного перехода является чем-то крайне отвлеченным – дорогу здесь зачастую переходят просто по прямой в нужном человеку месте…

            Каир в последние годы по разного рода опросам признается одним из самых «не эстетичных» городов мира. Из-за огромного количества мусора на улицах и, конечно же,  из-за характерного для этого города «недостроя». Масса многоэтажных домов пребывает в Каире в полузаконченном состоянии, хотя в них местами уже живут люди. Так выгоднее для застройщиков – не нужно платить какие-то там неслабые налоги. А чиновники в Египте (как, пожалуй, в большинстве стран мира)  очень любят, чтобы им «позолотили ручку». И закрывают глаза на определенные детали бытия. Результат – на мой взгляд, совершенно инфернальный! Недостроенные дома, целыми кварталами растянувшиеся вдоль улиц, поражают своим диковатым колоритом. Одна квартира в доме, допустим, уже заселена, и на балконе висят сохнущие после стирки вещи. Но соседняя зияет провалами пустых окон - даже рамы, не говоря о стеклах, отсутствуют! И так по всему дому, в абсолютно хаотичном порядке.

            Однако момент, когда за массивами недостроенных зданий начинают маячить пирамиды Гизы, производит тем большее впечатление. Да, этот вид искупает многие другие весьма «своеобразные» ощущения!

            Нужно добавить, что грязь и разруха в самых неожиданных местах сглаживаются необыкновенным оптимизмом жителей этого грандиозного мегаполиса. Каир, к слову, является самым большим городом в Африке. Здесь, помимо 20-миллионного населения, постоянно тусуется, как нам сказали, еще до семи миллионов разного рода приезжих. Но улыбаются и проявляют дружелюбие практически все. Улыбка и характерный жест с поднятым большим пальцем руки – можно сказать, визитная карточка столицы Египта.

              Первый пункт нашего посещения – знаменитый Египетский национальный музей, расположенный в Каире на площади Тахрир.  Это крупнейшее в мире хранилище предметов древнеегипетского искусства, коллекция которого насчитывает около 160 тысяч экспонатов всех исторических периодов древнего Египта. Основан он в 1858 году как Булакский музей, с 1891 по 1900 год назывался Гизехским музеем, затем - Египетским. В новом здании, где мы побывали, музей открылся в 1902 году.

             Сразу скажу, что лично мне времени, отведенного на посещение музея (что-то около трех часов), оказалось совершенно недостаточно. Пробежались мы по нему буквально «галопом по Европам», в большую часть залов даже не заглянув. На это действительно не было времени. Сыграла свою роль типичная неорганизованность нашей группы, составленной, как уже упоминал, в основном из граждан СНГ. Кто-то из группы постоянно тормозил других, зависал где-то по непонятным причинам, «тупил» в самых простых ситуациях. Например, при обязательной сдаче фото-видео аппаратуры в специальную камеру хранения - не все почему-то захотели это сделать добровольно. Или когда нас обучали, как пользоваться в музее наушниками, чтобы слышать своего гида: отдельным персонажам пришлось объяснять одно и то же по несколько раз. Только на этом мы потеряли в результате около получаса.

              Фотографировать в каирском музее категорически запрещено, фотоаппараты и видеокамеры проверяются и отбираются на входе. Впрочем, поснимать все же можно, если сразу заплатишь определенную сумму. Но, как выяснилось чуть позже - в зале, где находятся предметы из гробницы Тутанхамона, делать фотоснимки нельзя вообще ни при каких обстоятельствах. Смотритель, стоящий прямо посреди зала, возле золотой маски Тутанхамона, громким и грозным голосом (близким к крику) пресекал любые попытки что-либо отснять. Хотя, скажу по секрету, я видел, как туристы из нашей группы, прикрываясь спинами, ухитрялись все же отщелкать по паре фоток на свои смартфоны (которые проносить можно). Такой уж у нас народ.

             К чему такие ограничения – мне, хоть убей, непонятно. Не так давно, будучи в не менее уникальной Хиве (о путешествии по Узбекистану можно прочитать в очерке «Разноцветная палитра Востока»), я фотографировал все, что душе заблагорассудится, в том числе и в музейных залах этого удивительного древнего города...

             А кое-какие вещи в Египетском музее просто нельзя было не зафиксировать на фото. Например, статуи, сделанные из черного гранита, одного из самых прочных природных материалов в мире. Чтобы было понятно: гранит - это горная порода, образовавшаяся под большим давлением и температурой в глубине коры Земли. Состоит эта порода из кристаллов полевого шпата, кварца, слюды, и в зависимости от состава гранит может быть красным, розовым, черным и так далее. Твёрдость у гранитов магматического происхождения сродни стали!

            Так уж вышло, что я без малого четверть века был непосредственно связан с обработкой природного камня, работал в камнерезной мастерской, был на современных комбинатах подобного профиля (например, на знаменитом Колыванском камнерезном заводе имени И.И.Ползунова на Алтае). И именно поэтому совершенно не понимаю, как древние египтяне – как нам рассказывают – могли ТАК обработать данный материал. Ведь у них не было ни необходимых инструментов, ни технологий, доступных сегодня. Строго говоря, это вообще непосильная задача для примитивного общества, каким рисуют историки Древний Египет. И тут ничего не решает «рабский труд» (такая версия звучит частенько), где можно убивать десятилетия на одну скульптуру. Одно из двух: либо государство в Древнем Египте было совсем не примитивное, либо это делали вовсе не «древние египтяне». А кто-то по развитию гораздо выше даже нашего современного общества.

                 Побывав в каирском музее и увидев «в реале» некоторые экспонаты (даже, что называется, пощупав их), могу сказать однозначно: с помощью медного и каменного инструмента, который – если верить историкам - имелся у египтян, древние мастера не смогли бы добиться столь высокого качества обработки твердых пород камня. От совершенства некоторых плоскостей, граней и углов на базальтовых и гранитных изделиях тут порой приходишь в изумление. Они настолько ровные, что складывается полное ощущение изготовления их на самом современном камнеобрабатывающем заводе. Кое-какие поверхности, несмотря на эрозию и повреждения, сохранили следы не только шлифовки, но и полировки высочайшего уровня! Для получения того же результата в наши дни нужны тросовая или дисковая пила с алмазным покрытием и специальный полировальный станок. А для создания некоторых экспонатов из гранита или андезита вообще потребовались бы станки на пределе возможностей современного машиностроения.

              Все эти наблюдения заслуживают отдельного разговора, сейчас речь не об этом. Вообще-то я, признаюсь честно, пытался найти в каирском музее артефакты, о которых рассказывал в своих книгах и фильмах не так давно преждевременно ушедший из жизни А.Ю.Скляров, создатель ЛАИ (Лаборатории Альтернативной Истории). Я не сомневался в том, что артефакты действительно существуют, а со многими выводами Склярова, изложенными в его трудах, вполне согласен. Но одно дело увидеть что-либо на экране телевизора, на фотографиях или прочитать в книге, и совсем другое, когда видишь вещь своими глазами.

             Несмотря на крайне короткое время, отведенное нам для посещения музея, в одном из залов на втором этаже я сумел-таки найти довольно невзрачный (на первый взгляд) экспонат, скромно расположившийся на краю какой-то большой экспозиции. На него никто из нашей группы даже не обратил внимания. Кстати, и гиды, сопровождающие туристов в музее, не пытаются привлечь внимание рядовой публики к этим необычным предметам (скорей всего, даже не понимая их значимость).

             Тем не менее – вот оно! Под стеклом лежал выполненный из камня потрясающий древний «шкив» непонятного предназначения, который НИ ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ невозможно сделать «вручную», используя лишь примитивные инструменты. Идеальное по окружности отверстие в центре подсказывает вариант использования какого-то станка наподобие токарного, но способного «вгрызаться» в твердую породу, не оставляя никаких сколов и рисок. Не ясно, каким образом можно было сразу получать с помощью сверлильного инструмента совершенно ровную обработанную поверхность - при ручной обработке добиться этого невозможно в принципе!

              Как резали этот камень, чем? За счет какого усилия? Какой материал инструмента мог выдержать то усилие, которое потребовалось бы, чтобы резать твердую горную породу? Какой прочности должен был быть инструмент, способный проделать ТАКУЮ работу? И откуда подобные станки могли быть у «древних египтян»?..

             Одни вопросы, и ни одного адекватного ответа.

             Меня, как специалиста, поражает та легкость в обращении с твердым камнем, которая буквально сквозит в некоторых (далеко не во всех) египетских артефактах. Возникает ощущение, что древние мастера работали с деревом или вообще пенопластом, а не с прочной магматической породой.

              А если еще вспомнить гранитные саркофаги, которые находили на территории современного Египта? Например, гигантские гранитные коробки – саркофаги ли вообще или что-то другое? - в саккарском Серапиуме, недалеко от Каира. Так их параметры превосходят даже современные возможности, не то что возможности «древних египтян».

              В музее бросаются в глаза следы двух принципиально разных технологий обработки камня. Это касается, например, особенностей рельефного рисунка, нанесенного на некоторые гранитные и базальтовые плиты (опять же, не на все). Достаточно часто надписи явно сделаны с помощью скалывания примитивным инструментом. Но в некоторых случаях линии, образующие рисунок, вовсе не выбиты с помощью зубила или  твердого камня. В случае использования этих приемов неизбежно получаются линии с заметными рваными краями.

            Вместо этого линии рисунка имеют очень ровные края даже на тех участках, где линия претерпевает значительный изгиб, что совершенно не характерно для скалывания материала зубилом или для процарапывания острым камнем. Что особенно важно – поверхность камня (а это, напомню, гранит, базальт, андезит!) внутри самих линий отполирована! При этом нет никаких признаков того, чтобы линию проходили хотя бы дважды. То есть отполированное состояние поверхности внутри линии достигалось непосредственно в процессе создания самой линии!

           Речь однозначно может идти лишь о машинной технологии нанесения линий рельефного рисунка! Все признаки вполне определенно указывают на гравировку. Только гравировку не стандартной бормашинкой, а когда в качестве режущего инструмента используется быстро вращающийся абразивный диск наподобие тех, которые сейчас применяются в производстве сувенирной или же ювелирной продукции…

        Если сформулировать коротко, то среди экспонатов Египетского национального музея мы можем обнаружить следы деятельности как будто не одной, а как минимум двух принципиально разных цивилизаций. Одна из них свободно обращалась с тяжеленными глыбами камня, с твердым гранитом, возможности же другой полностью сопоставимы с примитивным  уровнем технологий древнего мира. Последних экспонатов в каирском музее, кстати, большинство.

              После короткой водной прогулки по Нилу и весьма сытного обеда по принципу шведского стола мы, наконец, пересекаем мост через реку и едем в сторону плато Гиза, где нас ждет встреча с пирамидами. Их, так или иначе, видел каждый живущий в этом мире человек - по телевизору, в интернете, на фотографиях. Я и сам «виртуально» рассматривал пирамиды множество раз, проштудировав при этом немало сопутствующей литературы. Как и многих других людей, меня всегда волновала загадка этих необычных сооружений.

             Взять хотя бы тот факт, что сам размах погребального строительства в Египте однозначно указывает, что дельта Нила являлась частью какого-то гигантского могучего государства, устроившего здесь свое царское кладбище. Стоит осознать, что роскошь погребений и тот объем ценностей (не только золота), который был закопан здесь в землю, должны составлять лишь малую часть от богатств государственной казны. Ведь египетские захоронения по количеству золота и драгоценностей не имеют себе равных в мире! По своей роскоши они намного превосходят любое захоронение в других местах земного шара. При этом Египет, как известно, далеко не самое богатое государство. И мировые запасы того же золота никогда не были сосредоточены ни в самом Египте, ни даже в его окрестностях. Кстати, такую простую вещь, как происхождение египетского погребального золота, историки по сей день почему-то обходят стороной. Нигде не встречал подобной информации, хотя провести необходимый химический анализ в современном мире не является проблемой – он и позволил бы указать месторождения, где золото было добыто.

             А как были построены самые крупные пирамиды в Гизе – разве не является загадкой? Меня, например, совершенно не удовлетворяют объяснения историков, которые считают, что египетские пирамиды были сложены из монолитных каменных блоков, вырубленных в каменоломнях, перевезенных на значительные расстояния и – непонятно каким образом – поднятых наверх и уложенных друг на друга. Как ни крути, размеры и высота таких мегалитических сооружений вступает в противоречие со строительными возможностями древних египтян. Поэтому по сей день придумываются все новые теории, чтобы объяснить, как именно огромные блоки поднимались на такую высоту. Высота пирамиды Хеопса – около 140 метров, что сопоставимо с высотой 47-этажного дома. И мне до сих пор рассказывают, как тысячи рабов трудились в каменоломнях, вырубая монолиты весом от двух-трех до 15 тонн, и на полозьях тянули их к месту строительства. Потом, при помощи каких-то гигантских наклонных насыпей, 15-тонные блоки втаскивали на высоту многих десятков метров.

             Между прочим, немецкие инженеры уже давно, приведя длинные расчеты, доказали невозможность использования подобных насыпей. Ибо их сооружение потребовало бы почти столько же труда, как и строительство самой пирамиды. Об этом имеется соответствующая литература, из которой, кстати, следует также, что никакие насыпи все равно не дали бы возможности достроить последние метры вершины пирамиды.

            Тем не менее, все то же самое, что звучало когда-то в моем детстве, я опять услышал на экскурсии у пирамид.

            Однако все такие теории остаются чистыми фантазиями. Забавно, что приверженцы официальной версии уже неоднократно предпринимали попытки экспериментально продемонстрировать возможность транспортировки тяжелых каменных блоков с помощью примитивных способов – на круглых бревнах, камнях или полозьях. Однако осуществлялось это для блоков всего в несколько тонн. Переход же к перемещению камней весом в сотни тонн вовсе не сводится к простому арифметическому увеличению количества «тягловых рабочих в упряжке», а требует качественно иных технологий и приемов (что, впрочем, ясно практически любому сколько-нибудь грамотному специалисту). Кроме того, даже при относительно небольшом весе груза экспериментаторы ни разу не смогли «создать» ничего достойного.                   

             А ведь некоторые блоки на пирамидах, как выяснилось, весят даже не пятнадцать тонн, а гораздо больше. Исследователи давно обнаружили в толще стен нижнего храма пирамиды Хефрена блоки объемом от 50 до 60 куб. метров и весом около 150 тонн. А в стенах верхнего храма имеется, например, блок длиной 13,4 метра и весом, соответственно, около 180 тонн, другой – объемом 170 куб. метров и весом, вполне возможно, около 500 тонн! Совершенно очевидно, что не могло быть и речи о погрузке таких чудовищных блоков на волокуши…

    У меня нет цели приводить здесь разные версии строительства пирамид, даже с которыми я солидарен. Замечу только, что существуют достаточно внятные идеи, которые позволяют существенно по-другому взглянуть на процесс возведения особо крупных сооружений древности. В случае таких объяснений исчезает ореол таинственности вокруг процесса мегалитического строительства. При этом они не выглядят настолько несерьезно, как официально признанная версия, которую преподносят «на блюдечке» всяким-разным туристам. Ибо даже в наше время транспортировка 500-тонного каменного блока, о котором я упомянул, была бы крайне сложной технической задачей. В конце концов, отчего же «древние египтяне» не распиливали такие гигантские блоки на несколько частей - вы не задумывались?

     Почему, например, блоки пирамид не покрыты трещинами? Ведь хорошо известно, что любой природный известняк (а внутренние слои пирамид состоят именно из него), будучи осадочной породой, имеет слоистую структуру. И со временем в нем неизбежно должны появиться естественные трещины, идущие вдоль слоев. Их, тем не менее, не наблюдается…

     На все такого рода вопросы предлагаю поискать ответы самостоятельно – разумеется, кому это интересно. В нашей же группе некоторых очень быстро утомили даже сами пирамиды - сказалась практически бессонная ночь. На последних остановках совсем подуставшие граждане едва выходил из автобуса. А мы опять теряли время, ожидая у пирамиды Хеопса троих опоздавших туристов. Эти, наоборот, в припадке энтузиазма решили обойти огромную пирамиду вокруг по периметру. И, ясен пень, не рассчитали свои временные и физические возможности. Только через десять минут от их соседей по автобусу выяснили, как обстоит дело. В результате к пирамиде Микерина (самой маленькой, но и самой интересной, между прочим) мы уехали без них.

                 На примере пирамиды Микерина (другое известное название - пирамида Менкаура) очень хорошо видно, что древние строители использовали абсолютно другую логику строительства, радикально отличающуюся от современной. Если внимательно присмотреться к сохранившейся здесь гранитной облицовке, можно понять, как собиралась пирамида и как она облицовывалась. Например, можно заметить, что облицовку самого нижнего яруса как бы ставили рядом с пирамидой. Причем не столько для красоты или защиты от внешнего воздействия, как сделали бы мы - тут она несет именно функцию силового элемента. Хорошо заметно, что внутренние камни из известняка обтесывались и опускались в щель между отдельно стоящей облицовкой и основным телом пирамиды. Здесь именно другая логика строительства: не прочный каркас внутри, а внешний силовой кожух.

      Иная логика проведения работ просматривается в том, как строители выравнивали гранитную облицовку уже после ее возведения. Это хорошо видно при входе в пирамиду Микерина,  где выровнен большой участок вокруг входа. Для такого выравнивания уже готовой гранитной поверхности нужен просто какой-то невероятный по размерам инструмент – что-то вроде гигантской боковой фрезы. И вообще данную обработку можно произвести только при наличии весьма развитых технологий, которые позволяют легко обрабатывать твердый гранит и выравнивать наклонную поверхность уже уложенных блоков. Получается, такие инструменты у «древних египтян» были. Только вот результаты их работы способны сбить с толку даже современных специалистов…

          Одно совершенно ясно: ответ на вопрос - как именно строили пирамиды, нужно искать за пределами примитивных методов строительства. Медным и каменным инструментом такое сделать невозможно…


              После пирамиды Микерина едем к Сфинксу. Где, к слову, нас все-таки смогли нагнать отставшие члены группы, решившие самостоятельно обойти пирамиду Хеопса.

             Про самого Сфинкса написано столько, что повторяться не считаю нужным. Замечу только, что его лицо и едва уловимая улыбка безусловно обладают какой-то странной магией. Возникает реальное ощущение, что это существо способно заглянуть в самые глубины твоего сознания. И постоянная толкучка туристов со всего мира рядом с древней скульптурой лишь подтверждает справедливость данного утверждения – очевидно, подобные необъяснимые флюиды, идущие от Сфинкса, улавливаю отнюдь не я один.

             Но не менее интересным для меня оказался Гранитный храм возле Сфинкса, в котором неплохо сохранилась так называемая мегалитическая полигональная кладка. Это кладка, которую образуют огромные гранитные блоки произвольной формы, соединенные между собой без какого-либо раствора так, что между блоками нет абсолютно никаких зазоров, несмотря на самую разнообразную форму поверхностей сопряжения. В храме после сборки поверхность гранитной стены дополнительно выравнивалась, что достигалось довольно просто (конечно, при наличии соответствующих инструментов и технологий) – внешний слой просто срезался на необходимую глубину, как и на пирамиде Микерина.

             Вообще Гранитный храм может являться едва ли не классическим примером выдающихся способностей строителей комплекса Гизы. Здесь имеются громадные известняковые блоки весом за двести тонн, поднимающиеся на высоту в несколько этажей. Здесь и гранитные блоки, слегка уступающие известняковым по весу. Причем все уложено буквально с ювелирной точностью. Хотя храму не удалось избежать разрушающего воздействия времени и человека, он и ныне поражает своим молчаливым и аскетичным величием.

               Кстати, если наличие подобных по размеру блоков в нижних рядах пирамид еще можно объяснить необходимостью обеспечить прочность данных массивных сооружений, то использование таких громадин при строительстве храмов никакими строительными требованиями уже не объяснишь. Здесь вполне можно было использовать гораздо меньшие по размерам блоки, что никак не отразилось бы на прочности. Но вес блоков – выдающийся, и это опять же не только другая логика строительства, но другая этика и эстетика, в корне отличная от нашей и опирающаяся на другую систему ценностей. Ведь мы бы явно не стали усложнять себе жизнь, если можно добиться того же видимого результата с гораздо меньшими усилиями…

             Если верить утверждениям историков, эти стены создавали египтяне: тщательно обрабатывая каждый блок и подгоняя его форму к форме соседних блоков, добивались подобного результата с помощью ручного труда. Имея при этом в своем распоряжении лишь каменные, медные и бронзовые инструменты и постепенно скалывая ими кусочки материала. Но вот беда - для подобной обработки твердого гранита ни медный, ни даже бронзовый инструмент не подходит. Стачиваться будет сам инструмент, а вовсе не гранитный блок.

             Некоторыми твердыми породами природного камня кусочки гранита, конечно, скалывать можно. Однако при этом, во-первых, образуются характерные следы скалывания (которых на стенах Гранитного храма даже близко не наблюдается). А во-вторых, получать столь простым способом такие идеально ровные стыки, какие наличествуют в подобной кладке, «древние египтяне» никак не могли. Ведь нужно было умудряться подгонять одну криволинейную поверхность к другой по всем трем измерениям, да еще вдобавок удерживая при этом многотонный блок на весу.

    В полигональной кладке Гранитного храма удивляет то, что тут нет никакой унификации или стандартизации. Все подобные 3D-камни вырезаны совершенно оригинальным образом и повторяющихся нет. Это кажется сложным и невыгодным, с точки зрения трудозатрат и организации работ. Однако если обладать инструментами и технологиями, позволяющими так свободно обрабатывать камень непосредственно на месте его дальнейшего использования, то нет смысла делать стандартизированные кирпичи или блоки. Можно собирать стенку блок за блоком, легко подгоняя каждый из них именно к его месту в кладке, практически независимо от исходной формы. И такой подход указывает вовсе не на некую «примитивность», а наоборот – на высокую степень совершенства строительных технологий. Хотя в наше время результат современного строительства может иногда выглядеть внешне более красивым.

    Но в Древнем Египте все было строго функционально. Полигональная кладка вместе с большим размером блоков позволяет ко всему прочему обеспечить очень высокую сейсмоустойчивость и прочность всей конструкции, что весьма немаловажно в регионе, где возможны землетрясения. Это очень грамотное архитектурно-инженерное решение. О высочайшей его эффективности свидетельствует тот факт, что мегалитическая полигональная кладка выдержала здешние сильные землетрясения, воздействие природного, климатического и человеческого факторов и дожила в результате до наших дней…

     Хочу привести небольшую выдержку из одного туристического проспекта как раз по поводу храма возле Сфинкса: «…около ног статуи находится храм, имеющий форму ромба со сторонами 30 метров. Храм почти полностью разрушен. Назначение и функции храма не выяснены. ДЛЯ ТУРИСТОВ ОН ИНТЕРЕСА НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ».

     Для рядовых туристов – быть может, хотя…

     Воистину – можно смотреть и не видеть! Или не хотеть видеть.

     В Каире мы переночевали в отличном отеле «Оазис», не слишком далеко от пирамид. Что интересно, отель тоже четырехзвездочный, как и тот, в котором мы проживали в Шарм-эль-Шейхе. Но по комфорту, организации, кухне и другим составляющим он явно на порядок выше нашего. Я бы спокойно дал ему все пять звезд. Здесь очень уютные домики-бунгало с большим панорамным окном. Душ, банная косметика, полотенца – все на уровне, плюс удобные кровати. И очень красивая территория с множеством цветов и всяких зеленых насаждений. Везде чистота и порядок. Приятно находиться и внутри, и снаружи своего номера. Название вполне соответствует действительности (особенно в грязном Каире) – в самом деле оазис! Даже жалко, что этот отель оказался для нас сугубо «транзитным».

    Уже в пять утра, сразу после раннего завтрака, мы выезжаем в сторону Средиземного моря, в Александрию. Ехать туда нужно около трех часов по добротной, недавно реконструированной трассе. Вообще в Египте практически все дороги поддерживаются в хорошем состоянии, неплохо оборудованы и постоянно развиваются.

    И вот Александрия – очень своеобразный город, отличающийся от других городов Египта. Тут многое построено в каком-то удивительном необычном стиле. Улицы и переулки, такое впечатление, до краев наполнены воздухом - чистым, прозрачным, пронизанным солнцем. Обилие кислорода создает ощущение праздничной легкости. С моря в разгар дня ощутимо веет прохладой, в гавани бодро покачиваются на воде сотни рыбацких лодок. А море, которое можно окинуть взглядом до самого горизонта, непрерывно гонит свои сине-зеленые косые валы к берегу. Волны, с шумом врываясь в бухту, начинают постепенно утихать, распластавшись в долгом отливе по длинному песчаному дну. Самые крупные из них почти достигают бесконечной, очень эффектной набережной, охватившей бухту 32-километровым объятием. На такое расстояние растянулся возле моря этот более чем пятимиллионный город.

             Высотные дома в Александрии стоят сплошной стеной прямо вдоль набережной. Магистраль, проходящая рядом с домами, все время делает повороты, и каждый раз открывается очень красивый вид на город и берег моря. Берег везде пологий и песчаный, летом люди купаются на протяжении всего побережья, специальных пляжей нет. Кстати, в Александрии обычно отдыхают сами египтяне, город считается дорогим курортом.

            Еще в 1854 году Александрию соединили с Каиром железнодорожной линией, и это была первая железная дорога на африканском континенте. Старейший в Африке трамвай начал работать в Александрии в 1860 году и до сих пор является одним из главных видов общественного транспорта. Сначала между станциями ходила обыкновенная конка, затем стала применяться паровая тяга, а в 1902 году вся система была электрифицирована. Сейчас Александрия является одним из трёх городов мира, где в трамвайном парке среди прочих используются двухэтажные вагоны (двумя другими являются британский Блэкпул и китайский Гонконг).

            Отличают город и красные двухэтажные автобусы, которые время от времени можно заметить проезжающими по набережной, а также такси, имеющие в Александрии жёлто-чёрную расцветку. Парк таксомоторов процентов на 90 представлен до боли знакомыми нам автомобилями «Жигули» (которые тут все знают под названием «Лада»). Как и в Каире, практически весь местный автопарк основательно мятый и поцарапанный.

            У Александрии большая и богатая событиями история. Город основан еще в 332-331 году до нашей эры Александром Македонским. Он  был столицей  Египта эпохи Птолемеев и одним из важнейших центров эллинистического мира. Клеопатра, последняя царица из династии Птолемеев, околдовала здесь своей красотой Цезаря, а затем его преемника Марка Антония. В эпоху эллинизма славилась Александрия тем, что ее маяк входил в список семи чудес Древнего мира. Здесь также находилась древняя Александрийская библиотека, основанная Птолемеем I - одна из самых больших в то время, ведущий центр образования античного мира. Библиотека была повреждена несколькими пожарами и полностью разрушена во время арабского вторжения в 7 веке нашей эры.

            (Замечу в скобках, что в начале третьего тысячелетия правительство Египта решило воссоздать библиотеку, сделав ее достойной своей предшественницы. С помощью ЮНЕСКО рядом с городской набережной теперь построена ультрасовременная библиотека Александрина. В ее комплекс входит Музей манускриптов, Музей древностей, планетарий. Фасад библиотеки из серого асуанского гранита покрыт надписями на всех известных письменных языках).

              Благодаря торговле, которой благоприятствовало исключительно выгодное положение города, Александрия быстро росла и возвышалась в древнем мире.  И в составе Римской империи, и при владычестве Византии город продолжал оставаться крупным культурно-экономическим центром. В I веке нашей эры он уже был вторым по величине городом Римской империи (после самого Рима), с населением около миллиона человек.

            Александрия стала одним из главных центров раннего христианства и затем являлась центром христианского богословия и местом пребывания патриарха. Именно отсюда в I веке нашей эры начиналась христианизация Египта, однако чуть позже последовали гонения на христиан при императоре Диоклетиане, который в 295 году повелел разрушить город. С этого времени начался упадок Александрии, который ускорился с возвышением Константинополя.

            Во время арабского  (641 год), а потом турецкого (1517 год) завоевания Египта город был сильно разрушен и в 1777 г. насчитывал не более 6 тысяч жителей. В 1798 году он был захвачен Наполеоном Бонапартом. Возрождение же Александрии относится уже к началу века девятнадцатого.

            Но опять случилась теперь уже англо-египетская война, когда 11 июля 1882 года город подвергся варварской бомбардировке с британских кораблей, а через четыре дня десант овладел Александрией. После оккупации Египта Великобританией город была превращен в колониальный порт, через который вывозился египетский хлопок. Здесь были сосредоточены иностранные банки, компании, агентства. Порт использовался как стоянка английских военных судов, и он был главными торговыми воротами Египта до начала воздушных сообщений в начале XX века.

              Торговые контакты с внешним миром сделали Александрию самым космополитичным городом страны. Многочисленные вольнодумцы Центральной Европы и Британии оставались тут на постоянное жительство в конце XIX и начале XX века.

             Впоследствии, пережив новые перипетии в период второй мировой войны, Александрия столкнулась уже с реалиями нового времени. Революция, которая в 1952 году заставила короля Фарука отплыть отсюда в изгнание, сначала не слишком серьёзно повлияла на иностранное сообщество - многие его представители жили здесь уже в нескольких поколениях. Но это длилось до англо-франко-израильского нападения на Египет во время Суэцкого кризиса 1956 года. На следующий год президент Насер изгнал всех граждан Франции и Британии и национализировал иностранные предприятия, заставив сто тысяч не египтян эмигрировать. Иностранные учреждения и улицы с этого момента переименовывались на египетский лад, а обычай переносить столицу в Александрию на период жарких летних месяцев (как практиковалось прежде) прекратился…

               Это – очень коротко – о весьма нетривиальной истории города. В наши дни Александрия является важным финансовым, торговым и промышленным центром. Через Александрийский порт проходит более трех четвертей всей внешней торговли Египта. В городе расположены нефтеперерабатывающие, химические, металлургические, судостроительные предприятия, заводы по производству бытовой электротехники и стройматериалов.

            Конечно же, большое значение в экономике Александрии играет ]]>туризм]]>, ведь город может похвастаться как отличным средиземноморским климатом, так и местным колоритом и историческими достопримечательностями. Правда, до наших дней дошли лишь некоторые из древних памятников. Многие городские кварталы затонули в Александрийской бухте после проседания грунта, произошедшего в результате землетрясения.

            Значительная часть древней Александрии сегодня лежит на дне гавани, западный конец которой упирается в мыс, где некогда стоял Александрийский (Фаросский) маяк. Маяк рухнул во время сильнейшего цунами в 365 году нашей эры и в наши дни здесь находится форт Кайт-Бей уже XV века, откуда открывается прекрасный вид на город. При строительстве форта были использованы остатки древнего маяка.

            В Александрии нужно обязательно побывать в очень красивом дворцово-парковом комплексе Монтаза, который создавали в девятнадцатом-двадцатом столетиях как летнюю резиденцию королей Египта. Говорят, именно здесь Фарук I, король Египта и Судана в 1936-1952 годах, отрекся от престола перед тем, как отправиться в изгнание в Италию. Стоит отметить еще и мечеть Абуль-Аббаса аль-Мурси, где находится гробница известного александрийского святого суфия периода XIII века. Мечеть отличается весьма изысканной мавританской резьбой по камню, элегантными куполами и минаретом…


               Ну, а нас ждала длинная многочасовая дорога обратно в Шарм-эль-Шейх, куда мы прибыли только поздно ночью. Конечно, наше пребывание в Египте на этом не закончилось, но «упаковать» всю информацию в один очерк просто невозможно. Я рассказал только о самом главном. Добавлю еще, что двух дней, выделенных у нас на поездку в Каир и Александрию –  на самом деле чертовски мало. За этот небольшой отрезок времени туристы, безусловно, смогут увидеть множество уникальных культурных памятников и посетить ряд легендарных мест. Конечно, это делает поездку очень привлекательной, но с другой стороны - к физической усталости от долгих переездов может добавиться усталость эмоциональная. Люди видят слишком много интересных мест и могут почувствовать разочарование и даже раздражение, что не успели более-менее детально изучить достопримечательности. Хотя понятно, что не всем это и нужно. Впрочем, для действительно любознательных, интересующихся историей людей даже короткая поездка может стать стимулом для поиска новой информации - уже из книг, каталогов, интернета…

            Ничто так не меняет сознание и внутренний мир, как путешествия. И чем дальше от дома удаётся забраться, тем мощнее будет эффект. Выход за рамки знакомого и привычного мира может стать самым сильным, ярким и незабываемым переживанием в жизни. Уже поэтому имеет смысл покинуть зону комфорта, чтобы увидеть то, что не видел раньше, узнать те вещи, о которых прежде не имел никакого понятия. Трудно переоценить, насколько важные и полезные уроки мы можем получить, побывав в других местах на земном шаре и повстречав людей, которые сильно отличаются от нас самих. Чем больше эти отличия, тем большему мы можем научиться. Ни в одной библиотеке, ни от одного учителя невозможно получить столь ценного опыта.

            Как известно в психологии, мы живем одновременно в двух мирах. Во внешнем мире - мире событий, обстоятельств и явлений. И во внутреннем мире - мире мыслей, эмоций и ощущений. Наш внутренний мир всегда зеркало, которое отражает те явления, которые приходят из внешнего мира. Поэтому стоит постараться увидеть окружающий нас мир во всем его многообразии, и смотреть при этом, что называется, широко открытыми глазами…

            На фоне тяжеленных больших чемоданов, которые везли обратно в Казахстан большинство наших соотечественников, мой легкий рюкзак, наверное, вызвал у египетских таможенников подозрения. Мы уже прошли череду тщательных досмотров, и все электронные кордоны остались как будто позади. Но тут меня, выделив из толпы,  настоятельно пригласили еще к одному столу. Где четверо суровых дядек перещупали все мои вещи вручную, рассмотрев едва ли не через лупу. Ничего найти им, естественно, не удалось – кроме нераспечатанной (и, видимо, поэтому подозрительной) упаковки таблеток, которые я брал с собой в Египет на всякий случай. Повертев таблетки в руках и выяснив назначение, таможенник с некоторой неохотой вернул их мне. Главного он так и не заметил. Из Египта я увозил нечто иное. В моем рюкзаке, одна к другой, стояли рядком все три Великие пирамиды Гизы вместе с загадочным Сфинксом. Я увозил их из Египта абсолютно легально (или, может, нелегально?!).

            Сейчас пирамиды стоят прямо передо мной на рабочем столе и я, при необходимости, могу передвинуть их так, как мне захочется. Я имею возможность «на дому» изучать взаимное расположение и пространственную структуру этих необычных сооружений и переставлять с места на место, пытаясь вникнуть «в суть явления». Я привлекаю для этого другие источники информации, чтобы понять их назначение и функциональность.

            Это очень специфическое чувство - владение информацией не «с чужих слов», а «из первых рук».

            Мне кажется, что даже кое-что удалось для себя понять.

 

Что жизнь? Разбег, мгновенье, твой прыжок…

Страдаешь век – а обретаешь бездну.

Вот так, дружок, и я исчезну.

Но упоителен полет необратимого паденья,

Где нас надежда на везенье

Не манит более,

Не жжет…


P.S. Я начал со стихов моего друга И.В.Туранина. Ими же, с вашего позволения, закончу.

 

Дмитрий Фефелов,

       Январь 2019 г.