За Великим волжским поворотом в блоге путешественника Дмитрий.

За Великим волжским поворотом

Дмитрий. аватар

 

(Свияжск и Казань глазами казахстанца)



Со Свияжском связана давняя и довольно мутная история.

Вот так событие описано у одного из современников:

 

«… В полдень к острову подошел катер Льва Троцкого. В сопровождении трех вооруженных латышей и какого-то верзилы председатель РВС бодро поднялся на пригорок. На лугу уже стоял поданный с буксира легковой автомобиль с открытым верхом, поглазеть на который и собрался народ – роскошь, невиданная для здешних мест. Поперек машины положили доску, на которую взобрался сам наркомвоенмор, ястребиным взором окинул собравшихся, коих было немного…

- Граждане Свободной России! - начал председатель РВС. - Сегодня на этом острове, где попы и эксплуататоры всех мастей веками морочили голову трудовому народу, мы открываем памятник первому в истории бунтарю, первому революционному протестанту - Иуде Искариоту. Пусть вас не смущает фигура этого библейского персонажа. Революционный протест родился еще в глубокой древности, когда…

Полилась стройная речь, оратор все больше распалялся, но, видя постные, позевывающие, помятые бессонными ночами и самогоном лица, как-то вдруг осекся и, прокричав: «Да здравствует мировая революция!» - закончил.

Свернули брезентовый чехол, и взору присутствующих предстал тщедушный гипсовый истукан в рубище, с искаженным злобной гримасой лицом, потрясавшим кулаком в небо. Матросы и латыши нестройно захлопали.

- Всё ли понятно трудящимся? - обратился к толпе высокий человек в шинели, командарм П.Славен.

- Без сапог, что ли, ходил? - робко спросил кто-то из толпы. Тут все заметили, что истукан как бы бос.

- Что ему сапоги - Христа продал! Господи прости! - выдохнул кто-то в толпе.

Народ начинал роптать, старухи крестились…»

(А.Вараксин. «Дорогами русской смуты». Берлин, 1923 г.)

 

Есть несколько противоречивых свидетельств о воздвижении в Свияжске в августе 1918 года памятника апостолу Иуде. Как явствует из Библии, Иуда Искариотский - один из 12 апостолов - предал Иисуса Христа за 30 серебряных монет, условившись с толпой воинов и слуг, чтобы они взяли человека, которого он поцелует. В момент поцелуя Христос сказал Иуде: «Друг! Ты поцелуем предаёшь меня?..»

Что было дальше, конечно же, вы знаете.

Так вот, в период 1917-23 годов об установке подобных памятников в Красной России писали некоторые белогвардейские и эмигрантские газеты. Но об установке памятника Иуде красным наркомом Бронштейном-Троцким именно в Свияжске в 1918 году упоминали в своих воспоминаниях (как очевидцы) датский дипломат Хеннинг Келер и писатель-эмигрант А.Вараксин. Современники, настроенные против красной власти - например, Иван Бунин - считали сообщения о таких памятниках вполне правдоподобными.

По одной из версий, памятник Иуде в Свияжске потом незаметно убрали, а на тот же постамент установили памятник Ленину.

Конечно, существующие свидетельства сомнительны, ни одной фотографии памятника не сохранилось, никаких упоминаний об его установке нет ни в документах, ни в тогдашних советских газетах…

Первым источником, благодаря которому весь мир узнал о прославлении Иуды в Советской России, стала книга датского писателя и дипломата Х.Келера (Henning Kehler)   «Красный сад». Как сообщает Келер, он приехал в Свияжск в августе 1918 года на бронепоезде вместе с наркомом Троцким, а также деятелями культуры - поэтом Демьяном Бедным и писателем Всеволодом Вишневским.

К Свияжску уже приближались белые отряды, и в Москве, очевидно, решили поднять боевой дух местных жителей. Датчанин рассказывал о споре, возникшем между большевиками. Обсуждалось, в частности, кому именно следует поставить памятник.

«Кандидатами на увековечение» были, к примеру, Люцифер и Каин. Первого из них признали сверхъестественной фигурой, неподходящей с точки зрения марксизма. Второго же забраковали, как чрезмерно легендарного персонажа.

В результате сошлись на Иуде. Для традиционного христианского мировоззрения такой памятник служил бы явным вызовом. Достаточно вспомнить, что Данте Алигьери поместил Иуду в последний, 9-й круг ада. То есть в обитель изменников и предателей, где его в своих трёх пастях грызёт Люцифер, некогда прекраснейший из ангелов, который возглавил их мятеж против Бога и вместе со всеми был низвергнут с небес в недра Земли.

Двенадцатого апостола-предателя, который, как считали большевики, «две тысячи лет был невинно прикован к позорному столбу капиталистической интерпретации истории», так и изобразили с поднятым в небо кулаком. Открытие памятника, к слову, состоялось на следующий день после того, как был казнён епископ Амвросий, настоятель Свияжского Богородице-Успенского мужского монастыря (предположительно, 11 августа)…

В общем, эмигрантская русская печать неоднократно обращалась к данному факту, активно критикуя большевиков за прославление Иуды. Следует отметить, что с негативной оценкой случившегося согласны и некоторые современные специалисты. Так, по мнению известного ученого-криминолога профессора Дмитрия Шестакова, возведение памятника Иуде, олицетворяющего предательство и продажу идеалов, имело символическое значение в рамках «измены русским, российским традициям и идеалам» со стороны большевиков.

Впрочем, часть историков и журналистов полагает, что памятника Иуде не было, а упоминания о нём - лишь миф, раздутый белогвардейской прессой и подхваченный после распада СССР. Эта версия основана на полном отсутствии каких-либо документальных свидетельств. Не сохранилось, как я уже писал, ни одного изображения памятника. Кроме того, Троцкий, Вишневский и Демьян Бедный никогда впоследствии не говорили о своем участии в событии. Что же касается воспоминаний Келера, то они, как утверждается, не вполне надёжны. Датчанин в своем повествовании путает названия городов, в частности, называет Свияжск Свиягородом. А также не знает официальной должности Троцкого, красочно называя человека, произносившего при событии речь, просто «Красным Евреем» (Red Jew).  

Известно также, что в боях за Казань в те дни погиб предводитель латышских стрелков Ян Юдин - возможно, дескать, это ему и был установлен монумент, который Келер, плохо воспринимавший на слух русскую речь, принял за памятник Иуде…

Так имел подобный факт место или нет?

К этому вопросу мы еще вернемся.

Я много раз бывал в Казани, но добраться до исторического града-острова (как его называют) никак не получалось. Между тем, место это крайне интересное для тех, кто интересуется историей вообще и историей Гражданской войны в России в частности. Построенная в 1551 году крепость стала на следующий год базой русских войск при осаде и взятии Казани. И уже в конце XVI века Свияжская крепость превосходила по размерам обороняемой территории кремли Новгорода, Пскова и даже Москвы...

Вообще история Свияжска началась еще годом раньше, в 1550 году, когда Иван Грозный возвращался после неудачного похода на Казань. Тогда, будучи основательно расстроенным проваленной военной операцией, царь обратил внимание на высокую гору, занимавшую выгодное положение - для дальнейших попыток взятия Казани это был очень удобный форпост.

В 800 километрах от Казани, под городом Мышкин, 70 тысяч рабочих всего за четыре недели полностью срубили и поставили крепость, которая своими размерами превышала все крепости московского государства того времени. Вопрос с доставкой был решен не менее экстравагантно - крепость разобрали, погрузили на плоты и отправили вниз по Волге. Первые бревна прибыли к Свияжску 17 мая 1551 года, в день Святой Троицы, и еще через месяц на месте "высокой горы" уже стояла русская крепость, которая получила название Новограда Свияжского.

До наших дней дожила лишь одна деревянная постройка того времени: Троицкая церковь. Построили ее по личному приказу Ивана Грозного якобы за один день - при этом без единого гвоздя!

Построили за один день, а вот стоит до сих пор. Хотя она, говорят, одна из самых древних в России.

(Замечу в скобках: и куда все делось?! Это я об умении строить говорю. Вряд ли что из нынешних новостроев простоит столько же - почти 500 лет. Хоть и железобетонные они, и с "усиленными каркасами", и сейсмостойкие, и чего там еще в рекламных проспектах про эти супер-пупер-сооружения современности прописано)

Итак, остров-град Свияжск. Откуда такое название?

В 1957 году в результате наполнения Куйбышевского водохранилища город оказался на острове, и именно в связи с этим население здесь существенно сократилось, составив к началу XXI века менее 300 человек. В 2008 году была открыта дамба с автодорогой, связавшая Свияжск с левым берегом Свияги, но в 2011 город опять оказался на острове - транспортную дамбу рассекли каналом, а через канал уже перебросили мост.

Сюда стоило приехать. Город очень "информативен" во всех смыслах, и любому человеку может предоставить богатую пищу для размышлений и выводов относительно истории Российской империи - древней и современной...

Небольшой, но весьма интересный музей гражданской войны в Свияжске дает возможность тем, кто интересуется данным периодом в истории России, погрузиться в события тех лет. И даже "побывать" в рабочем кабинете товарища Троцкого, где он планировал боевые действия по взятию Казани в начале сентября 1918 года. Кстати, дамочка на заднем плане у окна – это, надо думать, журналистка Лариса Рейснер, которая была непосредственной участницей тех событий и которую Троцкий, по словам партийных сплетников, «наградил постелью».

Здесь, в Свияжске, в максимально сконцентрированном виде отражена история России на протяжении последних пяти веков, со всеми ее непростыми и болезненными "поворотами".

В сталинские годы Свияжск служил местом ссылки и принудительного труда для "врагов народа". В 1928 году в помещениях Успенского мужского монастыря была открыта детская трудовая коммуна, преобразованная впоследствии в исправительную колонию. В 1943 году в колонии появились и военнопленные.

Известно, что в период с 1937 по 1948 год тут погибло не менее 5000 осужденных. С 1953 по 1994 год в тех же помещениях Богородице-Успенского монастыря функционировала психиатрическая лечебница.

Еще до войны часть храмов Свияжска, включая собор Рождества Пресвятой Богородицы XVI века, была разрушена, а уцелевшие подверглись разграблению. Некоторые из сохранившихся храмовых зданий использовались как склады, была уничтожена и монастырская библиотека...

Конечно, сегодня тут совсем другая картина - в 2017 году архитектурный ансамбль Свияжского Успенского монастыря был внесен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Но общая, если можно так выразиться, "аура" этого места все равно довольно тяжелая. Вихри грандиозных перемен, коснувшиеся Свияжска в полной мере, везде оставили свои необратимые следы...

В 1918 году Свияжск стал одним из первых в стране мест советских политических репрессий. Здесь товарищ Троцкий перевернул одну из самых первых жутких и кровавых страниц в истории Гражданской войны, применив к красноармейским подразделениям древнеримский ритуал децимации.

Децимация - показательная казнь каждого десятого воина, бежавшего с поля боя. Такой вид наказания практиковался еще в легионах Древнего Рима и в войске Чингисхана. Им же для укрепления дисциплины воспользовался главный комиссар только что образовавшейся красной республики.

Из дневника бывшего бойца белогвардейского отряда В.О. Каппеля относительно этих событий:

«8-го августа на красный фронт прибыл комиссар по военным делам Лев Троцкий. Он нашел красную армию в состоянии полного развала, паники и деморализации... Во время своего пребывания в Свияжске он издал приказ о том, что комиссары и командиры бегущих с фронта отрядов будут расстреливаться на месте. Ждать первого случая применения этого приказа долго не пришлось: отряд петроградских рабочих, неопытных, не пристрелянных, был атакован одной из наших групп и постыдно бежал».

Это описание относится к эпизоду, когда офицерские роты Каппеля, прорвавшись в тыл красных, пытались захватить мост через Волгу. Не выдержав психической атаки белых под селом Ширданы, полк питерских рабочих-печатников оставил позиции, в панике отступив к Свияжску. Здесь дезертиры захватили пароход и попытались заставить капитана сняться с якоря и отплыть в Нижний Новгород.

Узнав об этом, Троцкий в срочном порядке прибыл на пристань и под угрозой расстрела судна из береговых орудий заставил паникеров сойти на берег и сдать оружие. Тут же, на волжском берегу, в отношении бежавшего 2-го Петроградского полка был применен ритуал децимации, когда каждого десятого красноармейца расстреляли по жребию. По приговору военно-полевого суда были расстреляны из пулемета командир полка Гнеушев, его комиссар-большевик Пантелеев и другие коммунисты, в общей сложности 41 человек. Тела побросали в Волгу, проутюжив их потом винтами катеров. Остальных после акции устрашения снова погнали на позиции.

Троцкий писал об этом впоследствии и в собственных мемуарах:

«Судьба революции трепыхалась между Свияжском и Казанью. Отступать было некуда, кроме как в Волгу… Но было ясно, что одной агитацией не сломить настроения, да и обстановка оставляла слишком мало времени. Надо было решиться на суровые меры. Я издал приказ, напечатанный в типографии моего поезда и оглашенный во всех частях армии:

«Предупреждаю: если какая-либо часть отступит самовольно, первым будет расстрелян комиссар части, вторым – командир. Мужественные, храбрые солдаты будут поставлены на командные посты. Трусы, шкурники и предатели не уйдут от пули. За это я ручаюсь перед лицом Красной Армии».

(Троцкий Л.Д. Моя жизнь. Глава так и называется: «Месяц в Свияжске»).

Угроза еще не раз приводилась в исполнение. Так, 31 августа 1918 года в очередном своем приказе красный нарком объявил о расстреле 20 человек из состава отступивших частей 5-й армии, в основном командиров и комиссаров. По словам современников, сам Троцкий в те дни и впрямь напоминал разъяренного льва: решительный и беспощадный, со всклоченной шевелюрой волос…

Позже соратники по партии еще поставят ему в вину эти кровавые эпизоды - среди расстрелянных в Свияжске было немало заслуженных большевиков. Ну а Лариса Рейснер – та самая журналистка, участвовавшая во всех событиях - и много позже будет оправдывать жестокость наркомвоенмора, полагая, что иначе спасти революцию было невозможно.

В этом, насквозь пропитанном историей, городке можно «поймать» странное ощущение. Крайне необычно находиться в месте, которое могло стать по-настоящему переломным в истории России и - быть может! – всего так называемого цивилизованного мира в целом. Какую-нибудь Австралию, находящуюся на периферийных путях цивилизации, в расчет брать не будем.

Ведь здесь, в Свияжске, в августе 1918 года был момент, когда большевистский "демон революции", сыгравший в Гражданской войне роль намного более значительную, нежели сам товарищ Ленин, мог реально погибнуть, попав в руки к белым.

Из воспоминаний участника Белого движения:

«… Наши две пушки открыли беглый огонь по окопам красных. Два взвода развернулись в цепь и опять, как на параде, держа равнение, спокойно зашагали на красных. Противник открыл огонь. Есть уже убитые и раненые. Наши два взвода ворвались в окопы и штыковыми ударами заставили противника начать отступление. Много латышей с поднятыми руками просило пощады, среди них были и мадьяры. Им от нас не было пощады… все они были расстреляны, как чужеземцы-наемники.

На нашем пути к станции Свияжск препятствием служило маленькое селение, сильно укрепленное красными. Оно защищалось личным конвоем товарища Троцкого, состоявшим исключительно из отборных латышей. Я обратил внимание на их странную форму: красные рейтузы с золотыми лампасами, тужурка синего цвета с серебряной окантовкой. Это конвой товарища Троцкого, который предусмотрительно бросил их, оставив охранять последнюю преграду к станции, а сам удрал в ожидании исхода сражения...

Перед нами открытое поле, в двух верстах видна станция Свияжск; по полю бегут остатки конвоя Троцкого в надежде спастись на станции, сев в эшелон, стоящий под парами. Мы бежим по полю и слышим впереди крики «Кавалерия»! Увы, к сожалению, у нас кавалерии нет, и видно, как эшелон из 15-20 вагонов начинает отходить от станции. Наши два орудия бьют по станции беглым огнем, но эшелон скрывается. Впоследствии мы узнали, что в этом эшелоне был Троцкий..."

 (Федор Мейбом. «Тернистый путь»)

Сегодня, когда смотришь с крутого свияжского берега на спокойно текущую внизу Волгу, трудно уже поверить, что все эти события разворачивались именно здесь.

По Волге, собственно, мы и прибыли на остров из Казани. Для меня, как для человека, хорошо знакомого с последовательностью исторических событий в этих местах, двухчасовое путешествие по реке не менее занимательно, чем пребывание в самом Свияжске.

Волга около Казани делает знаменитый Великий поворот. Здесь русская Волга (верхняя и средняя) переходит в татарскую реку - Итиль, Среднее и Нижнее Поволжье. За высокой горой правого берега, на которой расположено село Верхний Услон, русло реки поворачивает на 90 градусов, направление течения запад-восток меняется на север-юг. С воды очень хорошо просматривается тот поворот, который часто описывали путешественники в прошлые века.

С этим поворотом, так или иначе, связаны многие великие исторические события, в том числе и завоевание Казани Иваном Грозным. Великий поворот мешает увидеть из Казани то, что находится выше по течению реки: высокие холмы, покрытые лесами, закрывают обзор. Поэтому там, под прикрытием поворота Волги, юный тогда царь Иван (исполнился ему на момент постройки Свияжска только 21 год) и решил построить свой форпост, где его войско могло тайно, невидимо для казанских ханов, передохнуть после долгого пути. А отдохнув, с новыми силами ринуться на штурм Казани…

Столь же знаменательные и грозные события происходили здесь и в Гражданскую. Медленно проплывающие мимо волжские берега разворачивают перед мысленным взором, как на театральной сцене, разные эпизоды великой российской смуты начала прошлого века. Тут, на Волге, смерть уже второй раз чуть было не настигла наркомвоенмора - когда он участвовал в ночном рейде на Казань флотилии под командованием Федора Раскольникова.

В воспоминаниях Троцкого можно прочитать про это:

«Надо было пройти мимо высоких услонов, на которых были укреплены батареи белых. За услонами река делала поворот и сразу расширялась. Там находилась флотилия противника. На противоположном берегу открывалась Казань… За нашей спиной шла густая пальба, сверху и снизу. Вправо от нас, в двухстах шагах, не более, стояла под прикрытием гористого берега неприятельская флотилия. Суда виднелись неясной кучей. Раскольников скомандовал по судам огонь... Ночная тьма вдруг оголилась пламенем. Это наш снаряд зажег баржу, нагруженную нефтью. Неожиданный, непрошеный, но великолепный факел поднялся над Волгой… За нами никого не было. Мы были одни. Неприятельская артиллерия перерезала, очевидно, дорогу остальным судам флотилии. Наш миноносец торчал на освещенном плесе, как муха на яркой тарелке. Сейчас нас возьмут под перекрестный огонь, с пристани и с услона. Это было жутко. В довершение мы потеряли управление. Разорвалась штурвальная цепь, вероятно, ее хватило снарядом. Попробовали управлять рулем вручную. Но вокруг руля намоталась оборвавшаяся цепь, руль был поврежден и не давал поворотов. Машины пришлось остановить. Нас тихо сносило к казанскому берегу, пока миноносец не уперся бортом в старую полузатонувшую баржу».

Вот здесь, в районе Верхнего Услона, все описанное в мемуарах и происходило. Сейчас это село, расположенное на обрывистом мысу на правом берегу Волги напротив Казани, имеет статус муниципального образования и является административным центром Верхнеуслонского района. Вокруг очень красивые окрестности с широчайшим панорамным обзором, замечательным видом на город Казань и саму Волгу.

Тогда же, сто лет назад, находиться в этих местах было смертельно опасно. Но товарищу Троцкому опять повезло, он остался жив.

«Стрельба прекратилась совершенно. Было светло, как днем, тихо, как ночью. Мы сидели в мышеловке. Непонятно было только, почему нас не громят. Мы недооценивали опустошений и паники, причиненных нашим налетом. В конце концов молодыми командирами решено было оттолкнуться от баржи и, пуская в ход по очереди то левую, то правую машину, регулировать движение миноносца. Это удалось. Нефтяной факел пылал. Мы шли к услону. Никто не стрелял. За услоном мы погрузились наконец во тьму. Из машинного отделения вынесли в обмороке матроса. Размещенная на горе батарея не дала ни одного выстрела. Очевидно, за нами не следили. Может быть, некому было больше следить. Мы были спасены. Это слово очень просто пишется: спасены. Появились огоньки папирос. Обуглившиеся остатки одной из наших импровизированных канонерок печально лежали на берегу. Мы застали на других судах несколько раненых. Теперь только мы заметили, что нос нашего миноносца аккуратно просверлен насквозь трехдюймовым снарядом. Стоял ранний предрассветный час. Все себя чувствовали, точно снова родились на свет».

Через пять дней после описанных в мемуарах Троцкого событий на Волге началось общее наступление 5-й армии Восточного фронта на Казань, закончившееся взятием города 10 сентября 1918 года. Перед этим серьезно осложнилась обстановка под Симбирском, и отряд Каппеля (чуть было не захватившего под Свияжском «демона революции») направили для его обороны. Сил же Народной Армии, численно уступавших красным в четыре раза, оказалось явно недостаточно для обороны города. Белые подразделения организованно оставили Казань. Вместе с ними покинуло город несколько десятков тысяч человек, в основном представителей интеллигенции, служащих, духовенства.

В руках у белых Казань продержалась немногим более месяца. Правда, значение взятия Казани отрядами Народной армии под командованием В.О.Каппеля в начале августа 1918 года трудно переоценить. Тогда в противобольшевистский лагерь в полном составе перешла находившаяся в городе Академия Генерального штаба во главе с генералом А.И.Андогским, по реке Вятке вынужденно ушли из Камы красные и Советская Россия лишилась камского хлеба, а также благодаря успеху белых войск под Казанью удалось восстание на Ижевском и Воткинском заводах (о котором я рассказал в предыдущем своем очерке «Жестокие и поучительные уроки Ижевска»). Помимо прочего, в Казани были захвачены огромные склады с вооружением, боеприпасами, медикаментами, амуницией, а также с золотым запасом России: 650 миллионов золотых рублей в монетах, 100 миллионов рублей кредитными знаками, слитки золота, платины и другие ценности.

Между прочим, столица Татарии и сегодня с первого же взгляда производит впечатление вполне богатого, самодостаточного и процветающего города. Вообще Татарстан в свое время в полной мере воспользовался возможностями, предоставленными хрестоматийным заявлением Бориса Ельцина, которое тот произнес, выступая как раз в Казани: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить». Позже он повторил эту фразу в Уфе. Конечно, слова были обращены ко всем республикам бывшего Союза (и с большим удовольствием подхвачены руководством автономий), но не все смогли открывшиеся возможности соответственно использовать.

Татарстан смог.

И сегодня столицу республики по внешнему виду кое-где практически невозможно отличить от известных европейских мегаполисов (некоторым, пожалуй, и фору может дать). Современная Казань местами очень даже футуристичный и «хайтековый» город!

Лично мне Казань весьма симпатична, всегда считал ее одним из самых красивых городов России. Практически в каждый приезд сюда я открывал для себя новые черточки этого своеобразного города, расположившегося как раз на стыке двух миров: восточного и западного. Это своего рода симбиоз двух разных цивилизаций, на редкость гармонично дополняющих друг друга.

В Казани немало уютных местечек, где, что называется, и глаз радуется, и душа отдыхает.

На мой (субъективный, конечно) взгляд, своего рода визитными карточками Казани являются мечеть Кул-Шариф, Петропавловский собор и местная Пизанская башня - "падающая" башня Сююмбике, у которой отклонение шпиля от вертикали на данный момент составляет уже около двух метров. Во всяком случае, лично на меня эти архитектурные объекты производят наибольшее впечатление.

Кул-Шариф - главная соборная мечеть республики Татарстан и города Казани, и расположена она на территории Казанского кремля. Конечно, это современный новодел, возведенный не так давно «с нуля», но выглядит весьма впечатляюще. А недалеко, на улице Мусы Джалиля, возвышается уже древняя "изюминка" города - собор, связанный с именем Петра I (при Петре начиналось его строительство). Впоследствии, кстати, посетителями Петропавловского собора были почти все российские императоры, начиная с Екатерины II, и практически все известные в дореволюционные времена люди, независимо от вероисповедания, посещавшие в разное время Казань. Описания собора приведены в сочинениях Александра Гумбольдта и Александра Дюма, бывал здесь А.С.Пушкин, а в хоре собора пел Ф.И.Шаляпин...

На момент нашего приезда собор, к сожалению, оказался на реставрации, и снять его целиком - так сказать, во всей красе - мне не удалось.

В Казани можно поудивляться необычным контрастам в архитектуре, где почти египетская пирамида красуется на фоне древнего кремля. А еще есть тут свой самый настоящий «Арбат», как мне кажется, даже поинтереснее, чем в Москве - улица Баумана. По которой крайне приятно пройтись и откуда очень не хочется уходить. На Баумана, понятное дело, уйма всяческих магазинов, и вообще найдется, где развлечься или, наоборот, порелаксировать…

Однако в этот свой приезд в Казань я прямиком направился сюда совсем с другой целью. Меня интересовало, в каком состоянии сейчас находится подземная галерея, про которую начали говорить еще четверть века назад. Речь идет о подземной части улицы Баумана, ставшей на какое-то время доступной обозрению во время строительства галереи в начале нынешнего века.

Это, на мой взгляд, одна из интереснейших загадок Казани (и не только Казани, кстати) - как по всей длине улицы у всех старых зданий целый этаж оказался ниже уровня современной мостовой? Причем в самом центре города!

Подземная галерея на Баумана, проект которой приурочивали к празднованию тысячелетия Казани, должна была стать уникальным объектом. Разработка нижнего яруса улицы отмечена Гран-при на Всероссийской выставке-конкурсе Дизайн-98 и получила диплом европейской ярмарки сохранения исторических зданий и реконструкции городов в Лейпциге в том же году.

Стоимость проекта на тот момент оценивалась в 150 миллионов рублей, и уже к 2003 году освоили, между прочим, более трети этой суммы. Однако до празднования тысячелетия города работы не были завершены, а после празднования стройка была заморожена на долгие годы. Сегодня простому прохожему попасть в недостроенную галерею невозможно, все входные двери закрыты на замки. Ответственность за сохранность подземного объекта и ограничение в него доступа несет Отдел земельных и имущественных отношений исполкома Казани.

Народу данный факт объяснили возникшими при строительстве трудностями. Якобы размер вложений, которые необходимо сделать для завершения проекта, оказался слишком велик, а рентабельность - сомнительна. Желающих же дополнительно  "закапывать деньги под землю" пока, дескать, не нашлось.

Ну да, ну да… Конечно, с самого начала (еще до того, как «под землю» закопали более пятидесяти миллионов рублей) это было совершенно непонятно, не правда ли?

Выскажу несколько своих «соображений по поводу».

Сдается мне, что нечто очень важное про улицу Баумана нам явно не договаривают.  Стоит только взглянуть на фотографию раскопок, как сразу же появляются «неудобные вопросы».

Становится очевидным, например, что абсолютно по всей длине улицы Баумана (как вообще по всему старому городу) у домов имеется КАК МИНИМУМ один подземный этаж, полностью скрытый под землей или глиной. Везде на современном уровне пешеходной зоны входы в здания, как выясняется, теперь расположены на уровне прежнего второго этажа. Что же такое случилось с городом, в результате чего ВСЕ первые этажи зданий пришлось забросить и устраивать новые проходы на месте оконных проемов несколькими метрами выше? Закопанных зданий в Казани, между прочим, тысячи. Это такой многометровый "культурный слой" накопился - пусть даже в действительно старом городе, каким является Казань?

И так "оригинально", оказывается, поступали по всей России. Все то же самое можно увидеть в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, в Рязани, в Омске. Ну конечно, зачем вообще подметать улицы и убирать грязь?! Мы же всегда так делаем: когда грязь накапливается – одно из окон второго этажа переделываем в дверь, и теперь первый этаж у нас становится подвалом, а второй этаж становится первым. Всё ж логично.

Я вам больше скажу - подобная удивительная картина наблюдается везде по миру!

Ровно год назад мы посетили город Демре в Турции (об этом я рассказывал в публикации «Совсем рядом с Олимпом»), который считается родиной Николая Чудотворца. В 4 веке Святой Николай, которого еще называют Николай Угодник, занимал здесь - тогда это был ликийский город Мира - должность городского епископа. Согласно древним писаниям, Николай Чудотворец тайно делал детям подарки на Рождество. Именно поэтому он стал прототипом Санта Клауса, известного в западном мире как заступник детей, которым он приносит подарки в Рождественскую ночь.

После смерти останки епископа были захоронены в мраморном саркофаге, а саркофаг уже поместили в специально отстроенную церковь для лучшей сохранности. Однако, чтобы попасть сегодня в церковь, нужно спуститься на несколько метров ниже уровня земли...

Но как церкви, являющейся одной из главнейших христианских святынь, позволили зарасти землей под самые купола - тоже «культурный слой» накопился?! Почему про это ни в одном из источников ничего не сказано?

То же самое наблюдается в других районах Турции, в Египте, в Узбекистане, в городах Крыма, в Иордании. В Иордании, скажем, не так давно археологи раскопали целый подземный этаж Эль-Хазне (Казначейства) в древнем скальном городе Петра - об этом можно прочитать у меня в очерке «Город цвета красной розы».

Ну и так далее...

Я немного поснимал старые дома в центре Казани. Все они либо основательно засыпаны грунтом на целый этаж (где более, где менее), либо частично откопаны - чтобы можно было зайти в двери, не склоняясь в три погибели. Кое-где подземные этажи даже облагородили и получились своего рода подвальные помещения с приямками; но настоящие подвалы у этих домов располагаются еще глубже.

На снимках, сделанных в Казанском кремле, видно - насколько глубоко под землей находился совсем недавно вход в одну из башен. Сейчас он частично раскопан, но заползти внутрь можно разве что на четвереньках. А ведь когда-то здесь ходили в полный рост! Сам кремль располагается на высоком холме, и не мог регулярно подвергаться, например, затоплению - откуда многометровые наносы грунта?

Аналогичная картина, как уже упоминал, характерна для всех действительно старых городов мира: первые, а то и вторые (и даже третьи!) этажи домов часто находятся глубоко под землей и только местами частично откопаны.

Люди не осознают абсурд происходящего вокруг только потому, что наблюдают его с рождения. В великолепной по части внешнего облика Казани можно тут же наблюдать совершенно невероятные с точки зрения здравого смысла "архитектурно-инженерные решения». Это не только те самые окна и входные двери на 3-5 метров под землёй (такой вот, знаете ли, нетривиальный подход к гидроизоляции фундаментов и цокольных помещений), но и устройство оконных проемов на одном уровне с тротуаром. Ведь это так замечательно - смотреть из своего оконца аккурат на подошвы проходящих мимо граждан!

Или же - еще вариант - окна в старых домах были так устроены специально, чтобы во время дождя вода лучше заливалась в жилые комнаты?!

Официальные историки так и объясняют до сих пор: здания постепенно проседали в грунт. Проседали, нужно думать, целыми улицами, да так ровно, что на зданиях не образовалось ни трещинки?! В то время как нынешние новостройки из-за неравномерной усадки тут же становятся аварийными и очень часто расселяются.

Вообще любая просадка фундамента приводит к необратимым последствиям для здания, да дома никогда и не просаживаются равномерно. Это не объяснение. Как и заглубление зданий на  4, 5 и более метров якобы из-за образования так называемого «культурного слоя". Копился, понимаете, этот слой, копился и в результате достиг кое-где отметки в 30-35 метров (есть и такие потрясающие примеры, поищите в Википедии). 

Поначалу, когда тема только поднималась в интернете и в независимых изданиях, исследователей данного вопроса господа историки поднимали на смех - да, мол, именно так и строили! Но теперь фактов накопилось более чем достаточно, чтобы понять: с официальной историей дело обстоит совсем нехорошо...

Но все же - можно ли как-то объяснить огромное количество полноценных окон, а также парадных входов ниже уровня грунта в старых каменных домах возрастом более 200 лет?

Ведь адекватные объяснения искать все равно придется, рано или поздно.

Пока что однозначно сказать можно следующее.

Аномально засыпанные кирпичные этажи наблюдаются в постройках ранее первой трети XIX века – причем по всему миру. Получается, города засыпались глиной и грунтом в таких объемах и с такой скоростью, что вывозить все это, видимо, просто не успевали. В результате входы в здания пришлось со временем устраивать на месте окон второго этажа.

Что НА САМОМ ДЕЛЕ произошло 200 или более лет назад с городами - до сих пор является тайной (для тех, кто этим вопросом, по крайней мере, интересуется). Но сегодня фактов по закопанным зданиям и городам с каждым днём накапливается всё больше. Историкам уже не смешно, а в век интернета скрывать правду не получается.

Самое любопытное, что многие жители Казани о "не совсем обычном" устройстве улицы Баумана вообще ничего не знают. Когда я с помощью смартфона снимал через вентиляционные решетки подземные этажи на этой улице, ко мне несколько раз подходили люди с вопросами: что, дескать, я там увидел. И когда им самим удавалось что-то разглядеть внизу, они искренне удивлялись: надо же, а мы и не знали, что у нас тут такое!..

Что-то неладное творится у нас с «коллективной памятью» (про память индивидуальную – разговор отдельный). Творится, впрочем, не только у нас, но и в других странах, где большинство людей часто не помнит очень важных вещей. Иной раз даже принципиально важных. Ощущение такое, будто память целых народов основательно переформатировали. Или «загрузили» по-новому. Что касается России, то эта конкретная «перезагрузка» относится, кстати, ко времени совсем недавнему, и кое-кто из представителей старшего поколения даже помнит некоторые ее заключительные этапы.

Совсем немного статистики. Которая, возможно, кого-то удивит, а кому-то сильно не понравится.

В январе 1914 года рост объема промышленного производства Российской империи за предыдущий год был зафиксирован в совершенно невероятных, как тогда казалось, показателях - нигде в мире ничего подобного не наблюдалось! Однако уже в период Первой мировой войны они были превышены многократно.

Один лишь пример. Металлообрабатывающая промышленность России в 1913 году по своим важнейшим показателям произвела продукции на 628,1 миллиарда золотых рублей. А уже в 1916  году на 1888,4 миллиарда золотых рублей! То есть рост за три года – более 300 процентов, и это в период войны! Про денежный эквивалент даже говорить не хочется, просто посчитайте сами: один тогдашний рубль равен примерно 2200 рублям сегодняшним.

Фактически по одной лишь отрасли (металлургия) Российская империя в денежном выражении производила больше, чем весь Китай выпускает сегодня ВСЕХ видов продукции.

Россия тогда, в начале прошлого века, обрабатывала на месте 94 процента добываемой сырой нефти, на экспорт шли только готовые нефтепродукты: масла, парафин, керосин и т.д. При этом около 70 процентов нефтеперерабатывающих заводов принадлежали иностранному капиталу. Например, 100 процентов бакинских нефтепромыслов контролировались сначала семьей Рокфеллеров, а потом уже перешли во владение дома Нобелей. Экспорт сырой нефти был строго запрещен еще в 1896 году, в результате чего вся нефть шла на стимулирование развития различных видов транспорта и машиностроения. Лидер мировой торговли нефтью Standard Oil (империя Рокфеллеров) постоянно упоминал тогда в своей мировой рекламе и на таре готовой продукции о высочайшем качестве русских масел.

Годовой экспорт сливочного масла в Европу давал российским производителям больше прибыли, чем весь доход от добычи золота за 10 лет - хотя добыча золота на тот момент имела в империи высочайший уровень развития. Выручка от продажи сливочного и  подсолнечного масла, рыбы, дичи, мехов и шелка, а также шоколада и мороженого в 1910 году в 3 раза превышал экспорт СССР абсолютно по всем позициям (это если считать по курсу золотого рубля 1910 года по отношению к золотому рублю периода СССР 1964 года, когда доллар США официально стоил 66 копеек). Дореволюционная Россия, к слову, контролировала 100 процентов мирового рынка по маслу сливочному и подсолнечному, по меху соболя, горностая, каракуля, котика, мясу медвежатины, мясу рябчика – копченому и соленому. А также не менее 80 процентов рынка по мясу северного оленя и 100 процентов всего мирового рынка лососевых. К слову, каспийский лосось и белорыбица по своим вкусовым качествам сильно отличались в лучшую сторону от любого лосося, в том числе атлантического - но, правда, сравнить эти качества сегодня уже невозможно, так как популяция на Каспии полностью уничтожена в эпоху товарища Брежнева…

Ну, и еще. Российская империя в начале прошлого века производила хлебного зерна больше, чем США, Канада и Аргентина вместе взятые. При этом, как ни странным это покажется сегодня, Россия была самой непьющей страной в Европе после Норвегии – однако это абсолютно неоспоримый факт!

Может, в том числе и поэтому в той, старой России любой совершеннолетний гражданин, не состоящий на учете в полиции, имел право на свободное приобретение и ношение всех видов огнестрельного оружия, включая нарезное. На Кавказе разрешено было носить при себе и холодное оружие в виде кинжала. Тему эту я поднимал уже в публикации про Ижевск, поэтому развивать дальше не буду.

Добавлю еще, что согласно дореволюционным статистическим справочникам, в Российской империи более 60 процентов крестьянских хозяйств держали у себя на подворье от 3 до 10 лошадей и от 4 до 12 коров. В Вологодской области, например, это количество колебалось от 12 до 50 коров на хозяйство. То есть – вдумайтесь! - подавляющее большинство крестьянских хозяйств в Царской России попадали по большевистскому определению в кулацкие.

Повторю еще раз, отдельным пунктом: большая часть крестьян в России изначально являлась кулаками – если верить всем этим троцким и лениным, захватившим власть в огромной стране.

Впрочем, скоро все изменилось. Из той же статистики видно, что если до революции в России насчитывалось примерно 28 процентов мирового поголовья скота, то после периода 1917-21 годов поголовье сократилось вдвое. И потом, за исключением некоторого подъема во времена НЭПа, никогда уже не было восстановлено.

Когда вникаешь в эти цифры из реальной статистики дореволюционной России, то совсем не хочется лить слезы по почившему в бозе СССР, не так ли?

Хотя именно к этому пытаются склонить неизвестные авторы, заполонившие Сеть видеосюжетами с явной апологетикой развалившегося Союза. И вдобавок регулярно устраивающие рассылки по WhatsApp, где умиление недавним советским прошлым прямо-таки зашкаливает…

Однако пора нам вернуться к «свияжскому Иуде».

Я уже упоминал ранее про версию, что это якобы был на самом деле памятник Янису Юдиньшу (Яну Юдину) - одному из предводителей латышских стрелков, руководившему операцией по наступлению на Казань в августе 1918 года. 12 августа он погиб, и похороны комбрига Юдина с большими почестями производились как раз в Свияжске.

Возможно, именно установка надгробного памятника некому Юдину-Иуде показалась слабо понимающему происходящее датчанину Келеру фантасмагорическим кощунством. Речь же «Красного Еврея», которую он, дескать, не мог понимать в силу своего незнания русского языка, стала лишь плодом фантазии, придающим его художественной книге дополнительные краски.

Такая вот витиеватая версия.

В общем, книгу Келера не раз пытались обсмеять. Но уже в самом начале нынешнего века в журнале «Казань» был опубликован второй источник - выдержки из брошюры «Дорогами русской смуты» писателя-эмигранта Вараксина, изданной в Берлине в 1923 году. Который также описывал в свое время установку памятника Иуде в Свияжске:

В изложении А.Вараксина содержатся некоторые детали, которые отсутствуют в книге Х.Келера. Так, Вараксин описывает основание памятника (чего нет у Келера), как обитую досками деревянную тумбу, выкрашенную суриком. Кроме того, он упоминает среди участников митинга командарма Петра Славена, участвовавшего позже во взятии большевиками Казани...                   

И зная практику борьбы Советов с религией, лично мне вся эта история кажется более чем правдоподобной. Антирелигиозный запал большевиков был настолько силён, что они не отступали перед кощунством, переворачивая с ног на голову даже оценку евангельских событий.

Как раз в 1918 году красная власть стала менять старые памятники на новые. Хорошо известен ленинский план монументальной пропаганды, который был обнародован 12 апреля 1918 года. Документ, в частности,  гласил, что «памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг… подлежат снятию с площадей и улиц». Их должны заменить памятники, надписи и эмблемы, отражающие «идеи и чувства революционной трудовой России».

Этот план начал реализовываться в Москве уже 1 мая 1918 года. В ходе субботника по расчистке города от завалов и разрушений одним из первых снесён в Кремле памятный крест на месте убийства великого князя Сергея Александровича, выполненный в 1908 году по проекту В.М.Васнецова. В сносе памятника лично участвовал Ленин.

Весной того же года со сноса скульптуры императора начали разборку кремлёвского памятника Александру II. А окончательно памятник, представляющий собой крупное архитектурное сооружение, скреплявшее склон Боровицкого холма, снесли в 1928 году.

Летом 1918 года по частям разобрали памятник Александру III у Храма Христа Спасителя. Процесс разборки монументальной фигуры императора потребовал составления специального проекта, к которому привлекли архитектора Д.П.Осипова. Работы растянулись на несколько месяцев и были намеренно театрализованы. Бронзовая статуя императора расчленялась по частям, начиная с мантии, рук со скипетром и державой и головы в короне. Последней демонтировали ногу в сапоге. Весь процесс снимался на фото и киноплёнку и демонстрировался по стране.

В число «царских слуг» попал, к примеру, герой русско-турецкой войны генерал М.Д.Скобелев, монумент которому установили в 1912 году на Тверской площади, тогда же получившей название Скобелевской. Как писали советские газеты, снос памятника начался летом 1918 года якобы по инициативе рабочих, без всякого принуждения со стороны новой власти. Хотя о ходе сноса памятника Скобелеву регулярно докладывали самому Ленину.

30  июля 1918 года на заседании СНК был рассмотрен еще один документ, составленный под руководством Луначарского: «Список лиц, коим предположено поставить монументы в г. Москве и других городах РСФСР». А уже 2 августа, то есть примерно за десять дней до событий в Свияжске, в «Известиях ВЦИК» за подписью Ленина был опубликован  перечень, где упомянуто 66 имён. И в данный список был включен ряд, мягко выражаясь, крайне сомнительных исторических фигур - таких, к примеру, как небезызвестный Брут.

Понятно, что в условиях экономического кризиса, вызванного проводимой большевиками политикой военного коммунизма, для полноценной реализации «плана» не хватало материальных ресурсов. Приходилось идти на компромиссы и ухищрения, использовать недолговечные материалы (гипс, бетон, дерево). Поэтому первые памятники в Стране Советов предполагалось создавать как временные, и только лучшие из них впоследствии перевести в «вечные» материалы…

И кое-какая память, вопреки утверждениям коммунистических историков, осталась также на месте события, то есть в Свияжске. Сохранившиеся здесь и в окрестностях острова предания как раз подтверждают версию Келера. Зеленодольские архивы (Свияжск находится в Зеленодольском районе Татарстана) со ссылкой на старожилов пишут, что при участии красного наркома были воздвигнуты не один, а целых «три метровых памятника Иуде, Марксу и Энгельсу». По словам свияжских краеведов, образы персонажей были основаны на книжных иллюстрациях. Гипсовые, а по другим свидетельствам - каменные или деревянные, скульптуры были покрыты красной масляной краской. Памятник предателю Христа исчез в первую же ночь - его сожгли молодые подмастерья (вот и еще одна версия его исчезновения). Изваяния основоположникам марксизма простояли дольше.

В литературе, кстати, существуют упоминания о том, что аналогичные памятники Иуде были установлены Троцким в Тамбове, Козлове и Иваново-Вознесенске, однако информации о них чрезвычайно мало.

Действительно, нет «ни одного достоверного» сообщения об установке в 1918 году подобного памятника - но и что с того? Справок с печатями, заверенными нотариусом, в этом случае просто быть не может, поскольку никто из сторонников идей марксизма-ленинизма не будет оставлять документы о преступной и позорной деятельности. Да и зачем - себе во вред? Такие "истории" далеко не всегда документируются, а сохранившиеся свидетельства по возможности уничтожаются.

Выдержки из книги Х.Келера о памятнике Иуде были, между прочим, опубликованы в 1920-х годах в английских и французских газетах - и ни Лев Троцкий, ни Всеволод Вишневский, ни Демьян Бедный, находившиеся в августе 1918 года в Свияжске, эти публикации не опровергали.

Более того, Демьян Бедный позже написал, а газета "Правда" опубликовала антирелигиозную поэму «Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна», написанную в глумливо-издевательской манере, где он как раз и возвеличил Иуду Искариота. 

В общем-то, вся последующая история Советской России (или, как ее называли знающие люди, Красной Иудеи) заставляет крепко задуматься о существовании подобного прецедента при создании государственного образования, которое закончило отмеренное ему историей время под названием "СССР".

И кое-что мы знаем совершенно точно. В Свияжске с появлением красного комиссара товарища Троцкого в 1918 году как раз и начались репрессии: казни, расстрелы, разрушение церквей…

Лев Давидович Троцкий (настоящая фамилия Бронштейн, родился в 1879 году) - один из организаторов октябрьского переворота 1917 года, один из создателей Красной армии, а также один из основателей и идеологов Коминтерна, член его Исполкома. В первом советском правительстве был наркомом по иностранным делам. Затем в 1918-1925 годах Троцкий - нарком по военным и морским делам и председатель Реввоенсовета РСФСР, затем СССР. В 1927 году снят со всех постов и отправлен в ссылку; в 1929 году выслан за пределы СССР. В 1932 году лишён советского гражданства, а позже заочно приговорён к смертной казни в связи с «предательской деятельностью». В 1940 году убит топором-ледорубом испанцем Р. Меркадером в своем кабинете в пригороде Мехико во время работы над рукописью «Сталин».

Что любопытно: сам товарищ Ленин ещё в 1911 году окрестил Троцкого кличкой «Иудушка» за его предательства, измены и лицемерие...

 

Дмитрий Фефелов,

июль 2019 г.